Пять историй про Шабэс Койдэш – История четвертая: Как заповедь о шаббатнем эруве хранит мир между евреями

Пять историй про Шабэс Койдэш – История четвертая: Как заповедь о шаббатнем эруве хранит мир между евреями

 Как заповедь о шаббатнем эруве хранит мир между евреями

Когда я изучал книгу Эрувин из Иерусалимского Талмуда, то обнаружил в ней прекрасный рассказ о том, как заповеди Торы и постановления мудрецов оберегают евреев от ссор и обид. Эту историю я хочу рассказать и вам.

Знаете ли вы, что такое «эрув»?
В Шаббат а-Шем запретил нам выносить и вносить любые вещи из нашего дома на улицу, а с улицы в дом. Каждая семья имеет право переносить вещи только в том доме, который принадлежит ей. Поэтому, если мы хотим взять с собой на улицу скакалку или велосипед, чтобы поиграть и покататься в Шаббат, то мы все объединяемся в одну семью!

Все евреи – дети Авраама, Ицхака и Яакова. Всю неделю мы живем каждый сам по себе, но в Шаббат мы вспоминаем, что все мы – одна семья. И только тогда мы можем вносить и выносить игрушки и вещи в нашем общем доме, дворе, городе! Для того а-Шем и запретил нам переносить вещи в Шаббат, чтобы напомнить, что все мы – одна семья!

Но как же мы объединяемся? Что делает нас одной семьей? Даже в семье, у каждого есть своя комната – спальня, свой уголок, свои вещи. Но есть и общая комната – та, где мы принимаем гостей, а еще кухня, где лежит наша общая еда. Так и в Шаббат – мы выбираем одну комнату в одном из домов, и все соседи приносят в нее – каждый свою еду: халу, вареные яйца, картошку, которую собираются есть в Шаббат… Получается общая комната с общей едой – в точности, как у одной семьи!

И вот, в одном городе жили две соседки – Хана и Сара.
Был между их домами маленький дворик. Через него проходили все соседи по дороге в синагогу и обратно, а летом все соседки рассаживались на скамеечке поговорить о своих делах, а их детишки игрались рядом. Хана была очень тихой женщиной. Редко она говорила, больше слушала других. Некоторые из соседок считали ее за это глупой и неприветливой. Но Сара всегда ладила с Ханой и жалела ее. Ведь Хане Б-г не дал детей, а без детей – дом полон грусти…

Однажды, две соседки Циля и Ада долго шептались между собой, а потом подошли к Саре и сказали:

- Мы должны тебе рассказать! Ты просто обязана знать, что говорит о тебе Хана!

- Что она говорит? – удивилась Сара.

- Ну… Она, конечно, вслух не говорит, но думает! – ответили сплетницы, – Мы видели вчера, когда твои дети игрались во дворе, Хана смотрела на них из окна таким взглядом! Мы сразу поняли, что она ненавидит детей! И тебя она тоже ненавидит! Наверняка, ей кажется, что твои дети слишком шумят под ее окнами! И, к тому же, она, конечно, завидует тебе! Ведь ей то Б-г не дал детей! Наверняка за ее грехи!

Сара смутилась. Ей не хотелось верить в то, что сказали Ада и Циля. Но своих детей она очень любила. И ей стало очень обидно, что Хана смотрит на них «таким взглядом»!
Подумаешь, дети немножко пошумели во дворе! Больше я не стану с этой Ханой здороваться. И даже смотреть в ее сторону не хочу. И детям скажу, чтобы не приближались к ее дому.

Всю неделю Сара старалась не встречаться с Ханой. А, если встречалась, то смотрела в другую сторону. Пришла пятница – последний день перед Шаббатом. В этот день все евреи делали эрув своих домов и дворов, чтобы в Шаббат можно было выносить и вносить вещи из домов на улицу, нести по улице сидур и талит в синагогу, чтобы дети могли играть во дворах со своими игрушками… Сара испекла халы. Одну халу она отложила для эрува.
Ой! – вспомнила Сара. Ведь эрув все соседи складывают в одной из комнат у Ханы! Как же я пойду к ней? Ведь мы с ней в ссоре! Но и не положить эрув тоже нельзя. Если хоть один из соседей не сделал эрув, то всем нельзя будет проходить через его двор… А через наш двор идут все соседи в синагогу. Если я не сделаю эрув, то все соседи, привыкшие проносить через наш двор свои талиты и сидуры, совершат грех – осквернение Шаббата! Нет, нет! Так поступить нельзя. Я пошлю маленького Авреймеле с халой. Пусть он отнесет халу этой противной Хане, скажет «это эрув», и сразу возвращается домой.

Авреймеле с радостью побежал выполнять мицву. В первый раз ему доверили быть посыльным для эрува, как большому! Вскоре он вернулся. А на губах у него и немножко на носу был размазан шоколад…

- Где ты нашел шоколад? – удивилась Сара.

- Это мне тетя Хана дала! – радостно рассказал Авреймеле, – Она меня поцеловала и сказала, что я цадик! Она сказала, что я могу приходить к ней домой играться с котенком Мурзиком, который охраняет ее от мышей! И всех братьев и сестричек приводить с собой. Она так любит детей, а у нее своих-то и нету…

У Сары даже слезы на глазах показались! Оказывается, Хана очень любит ее детей! И смотрит на них очень хорошим взглядом… Просто, она очень грустит, что у нее нет детей! И хочет, чтобы дети играли и шумели вокруг нее. А я-то, поверила в сплетни соседок! А ведь я и забыла, что никогда нельзя верить в сплетни. Хорошо, что есть заповедь об эруве! Эрув просто спас нас от ссоры и от большого греха! Барух а-Шем! Слава Б-гу!

Так заповедь о шаббатнем эруве хранит мир среди евреев.

эрув