Недельная глава Корах. Часть вторая

Недельная глава Корах. Часть вторая

После того, как все левиты были освящены на служение в Храме и очищены от всех видов тумы – ритуальной нечистоты, как рассказывается об этом в предыдущей главе, пришел Корах в свой шатер в одеждах, выстиранных в водах миквы – ритуального бассейна, и обритый весь с ног до головы – без единого волоска на теле. Таков был ритуал посвящения левитов в храмовую стражу, согласно слову а-Шема. Увидала его жена. А была она злой и насмешливой женщиной… И стала она смеяться над Корахом:
- Ха-ха-ха! Ой, как смешно! Кто сделал из тебя такое безволосое чучело?! Хи-хи-хи! И твои прекрасные дорогие одежды стали мятыми после стирки, как будто бы их корова пожевала! Ой, не могу сидеть от смеха! Сейчас я от смеха упаду под стол! Хи-ха-хи!
Корах покраснел от стыда и злобы и сказал:
- Так сын Амрама (Моше) велел нам поступить по слову а-Шема.
- Ой, смехота! Хи-хе-хе! – еще сильнее засмеялась жена Кораха, – А что еще велел сделать вам сын Амрама?
- Еще Аарон по слову Моше поднял каждого из нас на руки перед а-Шемом и покачал, как это делают с лулавом в праздник Суккот.
- Хи-хи-хи! Ха-ха-ха! – засмеялась злодейка, – не может быть, чтобы а-Шем велел делать такие глупости! Все это Моше выдумал от себя, чтобы посмеяться над вами!
Она назвала глупостями ЗАПОВЕДЬ А-ШЕМА!!! Какое страшное преступление! Какое злодейство! И сказала, будто Моше выдумывает от себя! А ведь Моше никогда не сказал ни одного закона, которого бы не повелел ему а-Шем! И стала злодейка дальше смеяться над Торой и законами а-Шема:
- Что вы учили в ешиве сегодня? – спросила она.
- Мы учили заповедь о цицит, – ответил Корах, – Если одевает еврей одежду, у которой есть четыре угла, то обязан вплести в края этой одежды нити цицит: три белые и одну цвета тхелет в каждый из углов одежды.
- Хи-хи-хи! – засмеялась злодейка, – Я сошью тебе и всем твоим друзьям одежду с четырьмя углами из нитей цвета тхелет. Спроси у Моше, нужны ли цицит для такой одежды? Если он скажет, что нужны – посмеетесь над ним. Ведь даже одна нить цвета тхелет делает кошерной целую одежду. А если вся одежда сшита из нитей тхелет – тем более ей больше ничего не нужно. А если Моше скажет, что одежде из тхелет не нужно цитит, то скажешь ему
, что и евреям не нужен пророк Моше. Ведь все евреи стояли у горы Синай и слышали слова а-Шема. Все стали пророками, так зачем нам пророчество Моше? Как нить тхелет для одежды из тхелет!
- А что еще придумал вам сын Амрама?
- Заповедь о мезузе. На двери, ведущей в жилище еврея должна висеть справа мезуза. В ней на пергаменте написаны отрывки из Торы, хранящие евреев в доме от всяких бед…
- Хи-хи-хи! Спроси у Моше, нужна ли мезуза на двери дома, наполненного свитками Торы? Если он скажет, что нужна – посмейтесь над ним. Если один кусочек пергамента со словами Торы может защитить дом еврея от беды, то полный дом свитков Торы – тем более! А если он скажет, что мезуза в таком доме не нужна, то скажите, что и Моше с Аароном не нужны евреям. Ведь все евреи получили Тору у горы Синай, все стали подобны свиткам Торы. Каждый может сам учить Тору. Зачем нам Моше и Аарон, как мезуза на дверях шатра, наполненного свитками Торы?
Так злодейка высмеяла одну за другой все заповеди а-Шема, которые евреи выучили у Моше. И в каждой заповеди придумала причину, чтобы сказать, что Моше и Аарон не нужны евреям…
И сегодня есть злодеи, говорящие, будто евреям не нужны мудрецы и раввины. Что каждый еврей может сам быть себе равом и учить Тору не так, как а-Шем передал ее нам через Моше, а так, как «учила» Тору злодейка-жена Кораха…
И пошел Корах искать себе «друзей» для того, чтобы устроить посмешище из Торы и из Моше рабейну… Ой – злодею! И, ой – соседу злодея! Все, кто присоединился к Кораху в затеянной им ссоре – все они получили наказание от а-Шема! Самыми ближними соседями семейства Кеат были евреи из колена Реувена. Среди них то и нашел Корах двух злодеев – Датана и Авирама, которые ссорились с Моше и вредили ему еще со времен жизни в Египте… И с ними уговорили пойти еврея по имени Он бен-Пелес из колена Реувена.
Стал Корах уговаривать самых уважаемых и праведных среди колена Реувена – судей и глав семейств. Он сказал им, что Реувен был первенцем Яакова, и ему полагается царская корона, первосвященство и двойная доля в наследстве в Эрец Исроэль. Так почему же Первосвященником стал Аарон из колена Леви? Потребуйте себе первосвященство! Так уговаривал он их. И праведные евреи послушали Кораха. Так им хотелось приблизиться к а-Шему и службе в Храме! Двести пятьдесят уважаемых евреев согласились поддержать ссору Кораха за право священнослужения в Храме. Большинство из них были из колена Реувена. Горе – злодею, и горе – соседу злодея!
Всем, кто согласился стать сообщником Кораха, жена Кораха сшила одежды цвета тхелет с четырьмя углами без цицит… И вышли они перед Моше и Аароном, и стали говорить Моше все те обидные вещи, которые придумала жена Кораха. И Моше очень испугался, что не сможет выпросить у а-Шема прощение для евреев. Ведь уже четвертый страшный грех совершают евреи против а-Шема: первый – золотой телец (и молил Моше а-Шема о прощении), второй – когда возмущались в месте, названном Тавъэра (и молился Моше за евреев), третий – грех разведчиков-мераглим (и упросил Моше а-Шема не наказывать весь народ строго). И вот – четвертый бунт. Сможет ли Моше выпросить прощение у а-Шема? И пал Моше лицом вниз перед а-Шемом, и плакал…
И сказал Моше мятежникам, что утром следующего дня будет суд между ними. И укажет а-Шем, кто избран для служения при Храме, а кто для священнослужения. Пусть возьмут все спорщики лопатку с благовонием «кторэт» и принесут перед а-Шемом. И тот, чей корбан примет а-Шем – тот и есть избранный им Первосвященник. Но, будьте осторожны! Ведь Первосвященником может быть только один человек, а все остальные будут наказаны, как Надав и Авиху – сыновья Аарона, принесшие кторэт без разрешения в Мишкан, и сгоревшие от огня а-Шема, вошедшего им в ноздри! И укорил левитов, пошедших за Корахом, Моше.
Моше надеялся, что за ночь одумаются евреи, и не станут продолжать ссору. Но Корах не спал всю ночь. Ходил он от шатра к шатру, собирал евреев и рассказывал им небылицы – злословие о Моше и Аароне:
- Слушайте, слушайте! – сказал Корах, – Жили-были вдова и две ее дочери среди нас. И было у них одно маленькое поле. Сеяли они пшеницу и ячмень – и питались своим урожаем. Но пришел Моше, запретил им пахать поле на осле и быке, в одной упряжке, и сказал, чтобы оставляли они «пеа» на краю поля, «лекет» и «шихеха» в поле для бедняков. Пришел Аарон и велел им отделить от урожая «труму» для него и «маасер». Увидела вдова, что нет им спасения от Моше и Аарона, и продала поле, а на вырученные деньги купила овечку, чтобы торговать ее шерстью и пить овечье молочко. Но пришел Аарон и велел отделить от шерсти «решит а-гез» – первую состриженную шерсть. Поскорее зарезала вдова овечку, чтобы съесть ее. Но вновь пришли Моше и Аарон и запретили есть «хэлев» – жир, который возлагают на жертвенник, «гид а-ноше» из бедра,запрещенный еще Яаковом после схватки с ангелом Эйсава, велели отделить коэнам челюсти и правую переднюю лапу овцы – дары коэнам. Остались бедная вдова и две ее сиротки дочери без ничего и умерли от голода! Ы-ы-и-и-и! – сделал вид, что заплакал Корах.
Поверили евреи Кораху и очень рассердились на Моше и Аарона. И никто из них не заметил, что вся эта выдумка не могла произойти в пустыне! Ну откуда в пустыне может быть поле у вдовы??? Разве в пустыне сеяли евреи и собирали урожай? И как могли евреи в пустыне умереть от голода, когда каждый день выпадал ман?!! Вся эта история от начала до конца была выдумана Корахом, чтобы поссорить евреев с Моше и Аароном.
И позвал Моше Датана и Авирама, чтобы поговорить с ними и заключить мир. Но сказали злодеи: «Не поднимемся!» И верно – не суждено им было подняться из той ямы, в которую они сами себя загоняли своими грехами, ссорами и злодейством!
А Он бен-Пелес, которого Датан и Авирам уговорили пойти с ними вместе смеяться над Моше, пришел домой и рассказал своей жене об этом.
- Гевалт! Спасите! – воскликнула праведница, – Как можно смеяться над равом и учителем всего еврейского народа? И зачем?
- Чтобы Корах стал главой народа вместо Моше, – ответил Он.
- Какая тебе разница, кто глава народа – Моше или Корах? Ты все равно не будешь главой. Не ходи!
- Но я же обещал…
И тогда жена Она напоила его крепким вином и уложила спать. А когда пришли Датан и Авирам звать его утром, села у дверей шатра, сняла покрывало со своей головы и стала расчесывать волосы… Вы ведь знаете, что евреи никогда не смотрят на волосы чужой жены. Это очень нескромно. И, хотя Датан и Авирам были злодеями, но законы скромности соблюдали строго. Сунулись было они в шатер, наткнулись на женщину, расчесывающую волосы, и поскорее ушли от нее. А Он бен-Пелес проспал весь день до вечера, и не знал ничего, что произошло с ними. Так праведная жена спасла своего мужа от греха и от страшного наказания!
Утром пришли к Мишкану двести пятьдесят евреев, желавших первосвященство. И Корах с ними. Все они держали в руках медные совки, наполненные «кторэт» – благовонием, чтобы вознести его перед а-Шемом.  И собрались все евреи посмотреть – что же произойдет… Пришел и Аарон со своим совком с кторэт.
И встал Моше, и пошел сам к Датану и Авираму ради восстановления мира и согласия. А злодеи вышли из своих шатров со всеми своими семьями. Встали у дверей БЕЗ МЕЗУЗЫ. Все они были одеты в одежды из тхелет БЕЗ ЦИЦИТ! И стали они насмехаться над Моше…
И сказал а-Шем Моше:
- Выйди из среды этих людей, и Я уничтожу весь этот народ! А новый народ праведников сделаю из твоих потомков!
И взмолился Моше:
- А-Шем! Читающий мысли в сердцах людей! Разве может получить наказание весь народ за грех одного злодея?! Смилуйся над Твоим народом!
И ответил а-Шем:
- Я знаю, кто согрешил Мне! И накажу виновных! Скажи евреям, чтобы отошли подальше от жилищ этих злодеев!
Моше обратился к евреям:
- Скорее отойдите от шатров грешников! Ведь сейчас раскроется РОТ ЗЕМЛИ, и проглотит всех злодеев и все их вещи!
И вздрогнула земля!!! И расступилась… И открылся прямо под ногами злодеев РОТ ЗЕМЛИ!!! И провалились они, и все их семьи и шатры, богатства и мебель в глубины! И потянула воздух в себя земля… И все вещи грешников всосала она в себя. Даже иголка грешника, которую он дал попользоваться другому еврею, взлетела со своего места и понеслась за своим хозяином в недра земли!
И бросились  евреи прочь от страшных ям, открывшихся под злодеями! А злодеи падали прямо в Гейином, где проходят наказание души грешников. И по сей день они там! И кричали они падая: «Моше – праведник! И Тора – Истина! А мы – обманщики и злодеи!» Есть место в пустыне, где и сегодня можно услышать их крики из-под земли!!!
А Корах и двести пятьдесят его сообщников, пришедших воскурить кторэт, были сожжены огнем а-Шема, спустившимся с Небес. И горя в огне, полетел Корах в Гейином за Датаном и Авирамом…
Лишь сыновья Кораха спаслись. Они стояли рядом с грешниками и думали о том, что нехорошо поступил Корах, вызвав ссору и раздор среди евреев. И было им стыдно. И раскаялись они… Когда же открылся РОТ ЗЕМЛИ у них под ногами, то сделал а-Шем чудо внутри чуда: остался крохотный клочок земли, как тонкий столб из бездны, в точности под ногами раскаявшихся сыновей Кораха. Вот какова сила раскаяния – тшувы! И спаслись они, и от них то и пошли те праведные потомки, которых видел Корах в своем пророчестве.