Как мотивировать ребенка? – К новому учебному году

мотивировать ребенка

Летние каникулы заканчиваются, а с ними и время передышки для тех родителей, у которых есть дети-школьники. С началом нового учебного года нужно снова придумывать стимулы, чтобы дети хорошо учились, соблюдали режим. В связи с этим родители ищут способы, как мотивировать своих детей, чтобы желание учиться было их собственным, а не принуждением извне.

Мотивация – это движущая сила, побуждающая человека к действию.

Это «динамический психофизиологический процесс, который управляет поведением человека и определяет его организованность, направленность, устойчивость и активность». Другое мнение: мотивация – это совокупность мотивов; достижение определенного предмета (материального или нет), в процессе которого человек испытывает положительные эмоции от достижения этого предмета, или отрицательные – от неудовольствия нынешним положением вещей.

Обычно родители выступают в роли внешней мотивирующей силы, давая ребенку положительные (подарки, похвала) и отрицательные (отругают, лишат чего-либо) стимулы. Но это создает неустойчивую мотивацию – учеба не становится собственной потребностью ребенка. Получается, что она нужна лишь родителям, вынужденным снова и снова искать пути для привлечения ребенка к учебе.

Существует «альтернативная» возможность – обвинить учителей в том, что учебный процесс построен неинтересно, учитель не вкладывает в дополнительный материал, дети чувствуют, что учитель не заинтересован в преподаваемом предмете. Это заманчивая возможность снять с себя ответственность – родитель не виноват, пусть разбирается школа. Но ребенок-то наш. На самом деле именно мы ответственны за его будущее, за то, каким багажом он будет располагать во взрослой жизни. И умение учиться – один из самых важных подарков, который мы можем дать ребенку. Желание узнавать новое, любознательность лучше привить ребенку дома, а не полагаться на школу.

Облегчить нашу задачу может тот факт, что детям свойственна пытливость, и главное, собственно, не испортить в ребенке это качество. Часто именно принуждение отбивает у ребенка естественное внутреннее желание учиться. Однако если школа будет ассоциироваться у ребенка с неинтересным и вынужденным потреблением знаний, то пусть дом будет тем местом, где знания приобретаются добровольно, где атмосфера насыщена процессом познания (не с помощью гаджетов, а посредством бесед с самими родителями, с помощью выбираемых ими книг).

Итак, мы решили мотивировать ребенка. Причем не только в отношении учебы, но и домашних дел, дежурств, посещения дополнительных занятий – чего угодно. Как же это сделать?

Принуждение работает лишь под контролем

Рав Моше Ганс в своей книге «Помочь, не ломая» («Лаазор бли лишбор») пишет, что, прежде всего, мотивация не может быть «отрицательной». Что это значит? Если наша цель – чтобы ребенок сам захотел заниматься неким делом, к которому мы хотим его привлечь, то принуждение не поможет. Принуждение вызывает только одно желание – оставить это занятие, как только родители выйдут из поля зрения (покинут комнату). И тогда ничто не удержит ребенка от своеволия.

Здесь вспоминается, как рав Шимшон Давид Пинкус объяснял природу наших прегрешений. Ребенок проказничает, как только мама отворачивается от него. Он думает, что мама не видит – и тогда можно делать то, что при маме нельзя. Точно так же думаем и мы: Всевышний «не видит», «не присутствует», поэтому мы совершаем проступки. Когда умирал раби Йоханан бен Закай, его ученики попросили благословить их. И раби Йоханан сказал: «Да будет воля Г-спода, чтобы страх перед Б-гом был так же силен в вас, как страх перед людьми!» Ученики спросили: «И этого достаточно?» «О, дай Б-г, чтобы так! – ответил раби Йоханан. – Вы знаете, совершающий преступление повторяет одно: “Только бы никто не заметил содеянного мною”» (Брахот, 28б). Если бы человек все время осознавал присутствие Всевышнего рядом, он не смог бы грешить…

 Внутреннее желание

Что же делать, если родитель не всегда находится рядом с ребенком, и с возрастом будет находиться все реже. Мы же хотим, чтобы правильное поведение было продиктовано собственной волей ребенка. Наши великие учителя учат нас, что внутреннее желание имеет самое продолжительное влияние на человека. Рав Моше Ганс пишет об этом, цитируя комментарий Рабейну Йоны к Пиркей Авот: «”Если не я для себя, то кто для меня?” (1:14). Если я сам не урезоню себя и не буду расторопным в исполнении заповедей, кто (вместо) меня убедит и будет подгонять меня? Ведь пробуждение извне хорошо лишь на некоторое время. Но (лучше), чтобы человек сам пробуждал себя, и каждый день дополнительно думал, как исполнять службу (перед) Всевышним, ведь нет забывчивости для того, чье сердце (само) желает. Вот прямой путь для человека.

Поскольку очень важно, чтобы человек умел сам себя мотивировать, наши мудрецы приводят советы, как научиться этому: “Там, где нет людей, старайся быть человеком” (2:5). Там, где нет людей, которые могут побудить тебя исполнять заповеди и остепенить тебя, постарайся сам быть человеком и удержать себя от поступков, которые не будут прямыми в глазах Всевышнего».

Внешнее воздействие имеет целый ряд отрицательных последствий. Чужая воля, даже из самых лучших побуждений – это чуждая воля, и ребенок будет ей сопротивляться. Тогда есть опасность «сломать» ребенка, сломать его собственную волю. Впоследствии он будет выполнять задания родителей из страха или автоматически, сохраняя себя от еще большего надлома. В таком случае ребенок вряд ли будет хорошо относиться к тому, чем его заставили заниматься. Максимум, что можно выиграть в такой ситуации – это сиюминутную битву, но проиграть в долгосрочной перспективе.

Положительная мотивация придает ребенку сил, поскольку опирается на его самоуважение, развивает его ответственность и самостоятельность. Вместо того, чтобы навязывать указание извне, мы налаживаем связь с ребенком и привлекаем его к совместной цели, чтобы она стала и его собственной. И даже в идеале его – более, чем нашей. Связь дает нам возможность не давить и не заставлять, а мотивировать.

 А как же послушание?

А как же послушание? – спросите вы. Рав Моше Ганс отвечает на это: послушание – неотъемлемая часть жизни еврея по Торе. Даже когда еврей не понимает смысла или ценности определенной заповеди, и даже если не согласен с ней, он должен выполнять ее. По тому же принципу дети должны слушаться родителей беспрекословно, даже если они не понимают, почему от них это требуется. И здесь мы наталкиваемся на противоречие тому, что было сказано выше: мотивировать – это помочь ребенку понять важность цели и развить в нем желание стремиться к ней, послушание же говорит, что ребенок обязан выполнить требование родителей, даже если с ним не согласен и не понимает важность цели. Что делать?

 Согласно природе ребенка

В идеале ребенок действительно должен видеть в родителях власть, которой следует повиноваться: отец – царь, мать – царица. Но есть дети, которым очень сложно это принять. По своему характеру они бунтовщики, слишком самостоятельны, и реагируют на просьбы и требования родителей лишь после многократных повторений или криков, наказаний. Царь Шломо говорит: «Наставляй юношу согласно пути его, и он не уклонится от него, даже когда состарится» (Мишлей, 22:6). К таким детям нужен другой подход, нужно учитывать их природу. Даже если родителям удастся «сломать» природу ребенка и заставить его, такие дети будут возвращаться на свой естественный путь, как только родитель отвернется. И именно к таким детям нужно искать подход, мотивировать их, даже на то, чтобы стать послушными. [Прим. ред. В конце трактата Сота разбирается тема иквета де-Машиха – периода перед приходом Машиаха, и бунт детей против родителей – это одно из проявлений этого, т. е. периода времени, в котором мы живем.]

И напротив, есть дети, послушные от природы, но только пока родители рядом. Они не понимают важность цели своих поступков, и как только родители не говорят им, что делать, перестают действовать. От таких детей не нужно требовать послушания, наоборот, нужно развивать в них понимание важности цели, которую они достигают своими действиями.

Родители могут подумать, что, убрав послушание, они лишатся бразд правления. Однако все наоборот, если их требование послушания и так не встречает никакого отклика, ясно, что в их руках нет никакой реальной власти. Есть дети, которые не против быть послушными, но их реакция на требование родителей слушаться может быть резко отрицательной. Однако они будут сотрудничать, если стимул будет положительным. Мотивация дает родителю равную с ребенком власть над формированием его краткосрочных и долгосрочных целей.

Подготовка родителя

Главное понять, что самые большие перемены должны произойти внутри родителя: позволить себе увидеть в ребенке личность – того, кого я уважаю, важного для меня человека, которого я готов выслушать, и к которому я всегда готов сделать первый шаг навстречу. Нужно принять, что у каждого ребенка свой путь воспитания, и что придется посвятить время нахождению этого пути. Потребуется создать с ребенком доверительные отношения, чтобы он ощущал атмосферу принятия (его и его решений). Родителю придется учиться сдержанности – не следовать своей первой реакции, но продумывать собственные ответы. [Прим. ред. Отметим, что это чрезвычайно важно и для самовоспитания родителей самих по себе!] Сделав такую работу над собой, можно начинать использовать методы мотивирования.

 Первый метод. Похвала

Похвала оказывает на любого человека положительный эффект, например, улучшает настроение. Она придает важность совершенному поступку и повышает самоуважение человека. Самоуважение нужно повышать у ребенка с детства, показывая, как он важен нам, как важны его хорошие поступки. Недостаток самоуважения вызывает зависть и ненависть. Человек, который уважает себя, не станет поступать дурно – это ниже его достоинства.

Вместо того, чтобы подловить ребенка «на горячем», поймайте его, когда он совершил хороший поступок – сам помыл за собой чашку, убрал обувь на место без напоминаний, сложил портфель с вечера. Поскольку похвала вызывает положительные эмоции, ребенок захочет вновь испытать их, – и повторит хороший поступок. И мы снова его положительно оценим – пока поступок не закрепится.

Часто родители принимают хорошее поведение детей как должное и считают, что не нужно хвалить за это. Но если ребенок не увидит нашу оценку важности своего поступка, он может перестать выполнять его, ведь пока он не понимает важность цели этого поступка. Если ребенку нужно привлечь наше внимание, а по-хорошему не получилось, он попробует по-плохому. Поэтому нужно замечать все хорошее, малейшее изменение к лучшему, и по-настоящему хвалить детей. А также следует «не замечать» промахов, если ребенок правда старался.

Нужно следить за тем, чтобы похвала была искренней, объясняющей, что именно нам понравилось в поступке ребенка (присоединить свои эмоции), повышающей его самоуважение (не сравнивать с другими), не понижающая сложность задачи («Видишь, как просто, даже ты справился!»).

Правильная похвала – очень хороший вспомогательный инструмент. Она создает положительный образ успешного ребенка в его собственных глазах. При выполнении следующей задачи ребенок подсознательно вспомнит, что он успешно справился в прошлый раз.

Второй метод. И все-таки — приз

Один из самых сильных стимулов человека – личная выгода. На этом построен второй метод мотивации – призы. Они могут быть небольшими и символическими, или наоборот – накопительными, долгосрочными. Все зависит от предварительной договоренности.

Важно, чтобы задачи ребенку были поставлены точно и конкретно – тогда их выполнение можно будет переложить на самого ребенка, как бы поручить ему работу. Точная задача – это не говорить: «Убери комнату», а сказать: «Застели постель (выровняй, положи подушку в изголовье), подмети, развесь вещи, выброси мусор».

Разговор о предстоящих задачах лучше всего провести в спокойной обстановке, объяснив, для чего и вам и ребенку нужно, чтобы это было сделано. Не создавать ощущение манипуляции, наоборот, пусть будет ясно, что это нужно именно ребенку. Нужно обсудить с ним список задач, желаемое качество и время их выполнения, и после этого оставить это «на его совести», определив приз – зарплату.

Приз, в отличие от похвалы, выдается за результат, а не за старание. Родитель полностью эмоционально отключается от ответственности за результат: не переживает за ребенка, получит ли тот свой приз, не нудит и не напоминает (ну, может, один раз). Это теперь в руках самого ребенка – так развивается ответственность. Более того, родитель не становится судьей – достоин ли ребенок получить приз, сам ребенок может ответить на это, вспомнив (или прочитав, если договоренность была письменной), какие были условия получения приза.

Третий метод. Убеждение

У профессиональных маркетологов есть такая поговорка: «Люди покупают две вещи: приятные ощущения и решение для своих проблем». Если мы сможем убедить ребенка в том, что, поступая определенным образом, он решит свои проблемы, или ему будет приятно, он сможет изменить свое мнение и поступить «по-нашему».

Если ребенку нравится учитель, он готов принимать от него и неприятные указания. Родитель, который умеет создавать приятную атмосферу, открытость в разговоре с ребенком, наладить связь, сможет убедить его в своей правоте.

Каждый человек заинтересован в решении для своих собственных проблем и удовлетворении своих нужд прежде всего. Рав Элияу Деслер пишет об этом: «Каждый человек заинтересован в своих потребностях больше, чем в тебе, поэтому покажи ему пункт, в котором твои и его интересы схожи. Не старайся, чтобы он сделал (для тебя), но пусть захочет сделать (для себя), и (тогда он) будет счастлив, сделав это… Не говори много о себе, говори с товарищем о нем самом, и ему будет интересно слушать» («Михтав ми-Элияу», 4:244).

Если мы не знаем, что нужно нашему ребенку, то для начала поступим так же, как профессиональные маркетологи: сначала прощупаем рынок, что нужно потенциальным клиентам – то есть послушаем самого ребенка! Узнав это, мы сможем «продать» наш товар, то есть объяснить ребенку, как наше предложение может помочь ему справиться с его проблемой или удовлетворить его нужды. Это должно быть то, в чем ребенок действительно нуждается. Этот способ мог бы выглядеть как обман, если бы от него получали «прибыль» только родители. Но в данном случае выгода обоюдна, родители и дети на одной стороне. [При этом безусловно необходимо избегать лжи – прим. ред.]

Если ребенок согласен с нами лишь частично, родителю может понадобиться некоторая доля гибкости, чтобы поставить более широкие рамки для ребенка. Но в долгосрочной перспективе это все-таки движение к цели.

Иногда, в качестве рекламы, известное и надоевшее задание нужно назвать по-новому. Например, вместо «Задачи по математике» можно сказать «Математические головоломки». Головоломки – это интересно и нестрашно, этим можно и заняться. Работу по дому можно переименовать в «Домашние заповеди», «Квест задач» и т. д. Главное – объяснить ребенку, что задание совсем не страшное, вполне ему по силам, бояться нечего и даже интересно.

Убеждение предполагает диалог. Это очень важный этап, когда главное – выслушать ребенка. Кроме того, новую для него идею можно дать «примерить» на себя на время. И уважать его выбор, если идея объективно не подойдет.

Четвертый метод. Конструктивная критика

Критику никто не любит, ведь она заставляет человека чувствовать себя недостаточно хорошим. Однако, с другой стороны, родители обязаны критиковать поступки детей – только это должна быть конструктивная критика. Рабейну Йона объясняет, что человек обязан наставлять своего сына, исходя из своей веры, что есть надежда на улучшение, но не криками и протестами.

Царь Шломо говорит (Мишлей, 19:20): «Слушайся совета и принимай наставление, дабы ты стал мудр в будущем», (Мишлей, 15:5): «Глупый презирает наставление отца своего, но кто соблюдает поучение, становится умным». Конструктивная критика дает результат на долгий срок, если подается правильно.

«Всякий путь человека прям в глазах его…», поэтому так тяжело свернуть с проторенной дороги, это вызывает столько отрицания. Кроме того, как правило, человек закрывает глаза на собственные недостатки, а если они ему хорошо известны – скрывает. Когда ему на них указывают, первая реакция – отторжение, отрицание. Ведь это понижает его в собственных глазах, ранит самолюбие.

Поэтому, прежде чем критиковать, нужно хорошо продумать, как не ранить самолюбие, то есть сначала поднять ребенка в его собственных глазах. С позиции силы и неуязвимости (уверенности, что нет опасности) человеку легче принять критику «небольших недочетов». В главе Кдошим (19:17) написано: «Увещевай, увещевай ближнего твоего, и не понеси за него греха», то есть прежде всего – это твой ближний, он тебе дорог, ты не ранишь его, критикуя, ты его приближаешь.

Когда нам удалось поднять ребенка, можно высказать критику, концентрируясь на решении проблемы, а не на самой проблеме. Часто родители выплескивают гнев на ребенка, забывая, что их задача – исправление проступка. Просто отругать ребенка за проступок никак не продвинет его к решению, исправлению в следующий раз, поэтому продуктивнее говорить о способах улучшения, вариантах решения проблемы.

Не всегда высказывать поучение нужно в момент проступка, когда мы переполнены эмоциями, и когда ребенок тоже может быть переполнен ими – и не услышит нас. Иногда нужно подождать удобного момента. И ни в коем случае не произносим наставления перед чужими людьми.

Личность ребенка нужно оставить вне обсуждения, критиковать будем поступок, а не самого ребенка. Его мы уважаем и ценим, ни в коем случае не хотим ранить.

Несколько важных нюансов

Как только цель достигнута, ребенок сам начал делать некое действие – нетилат ядаим утром, чистка зубов, подъем вовремя – все, родитель самоустраняется и переводит это в сферу самостоятельного контроля ребенка. Это очень важный момент – перестать держать руку на пульсе, как только система работает автономно. Не дышать в затылок. Теперь это ответственность самого ребенка – как он сделает это и каким образом, даже если отличным от вас. Ведь кто сказал, что наш способ – самый лучший?

Если некая задача отныне числится за ребенком, не нужно делать ее вместо него. Если ребенок должен подмести, а он не сделал этого – мы не подметаем за него. Если ребенок не вспомнил о докладе в школу – мы не пишем его вместо ребенка. Невозможно везде и всегда подстелить соломку. Пусть лучше ребенок столкнется с последствиями своего поступка сейчас и научится на этом опыте самостоятельности, чем он будет учиться этому, будучи взрослым.

Называть их «последствиями» правильнее, чем наказаниями, поскольку наказание может предполагать некую «месть» родителя (учителя), но в данном случае это именно логически вытекает из действий самого ребенка. Раз это последствия, они накладывают на родителя определенные рамки – здесь нет места эмоциям, мы должны продумать, какие конкретно последствия поступка ребенка коснутся его самого, и полностью убрать дополнительные слова («я же говорила») и действия (которые добавят к тяжести ошибки).

Каждый новый день – это чистый лист в отношении поведения ребенка.

Не отчаивайтесь, чтобы ребенок не отчаялся. Наступил новый день для возможностей, для свершений, для улучшения. Не напоминайте ребенку его прошлые ошибки, вспоминайте только прошлые успехи.

Пусть новый учебный год принесет нам много терпения и сил, достаточно веры в наши силы и силы ребенка, успехи и свершения!

Подготовила г-жа Зисси Скаржинская по книге рава Моше Ганса «Помочь, не ломая»

http://detskiy-mir.beerot.ru/?p=15010

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here