Ма ништана – с переводом на русский язык

Ребе Исроэль поет “Ма ништана” – Чем отличается эта ночь от всех других ночей?

“Ма ништана” – очень важный момент Седера, когда в пасхальную ночь самый младший из детей задает четыре вопроса.

С Б-ожьей помощью.

​Ма ништана.

מַה נִּשְּׁתַּנָה הַלַּיְלָה הַזֶּה מִכָּל הַלֵּילוֹת

– Чем отличается эта ночь от всех ночей в году?

– Что отличает Пасхальную ночь от всех других ночей?

שֶׁבְּכָל הַלֵּילוֹת אָנוּ אוֹכְלִין חָמֵץ וּמַצָּה, הַלַּיְלָה הַזֶּה כֻּלּוֹ מַצָּה

– Во все дни и ночи кушаем мы и хлеб и мацу, а в эту ночь вся наша еда – только маца?

שֶׁבְּכָל הַלֵּילוֹת אָנוּ אוֹכְלִין שְׁאָר יְרָקוֹת, הַלַּיְלָה הַזֶּה מָרוֹר

– Во все дни и ночи вкушаем мы от любых овощей, а в эту ночь лежит на столе горький марор?

שֶׁבְּכָל הַלֵּילוֹת אֵין אָנוּ מַטְבִּילִין אֲפִילוּ פַּעַם אֶחָת, הַלַּיְלָה הַזֶּה שְׁתֵּי פְעָמִים

– Во все дни и ночи мы не окунаем ни разу еду, а в эту ночь обязаны мы два раза окунуть?

– Один раз карпас в соленую воду, а второй раз марор в харосет.

שֶׁבְּכָל הַלֵּילוֹת אָנוּ אוֹכְלִין בֵּין יוֹשְׁבִין וּבֵין מְסֻבִּין, הַלַּיְלָה הַזֶּה כֻּלָּנוּ מְסֻבִּין

– Во все дни и ночи мы можем лежать, а можем сидеть за столом, а в эту ночь обязаны мы есть облокотясь?

Хамец и маца

Что такое хамец?
Пять видов зерновых растений: пшеница, ячмень, полба, рожь и овес.
Почему тесто разбухает и поднимается?
Когда начинается брожение в тесте?
Когда тесто превращается в хамец?
18 минут при комнатной температуре, но не на жаре!
Закваска из теста – дрожжи.
Можно ли сделать мацу из ржи?
Бывает ли некошерная на песах маца? Хамец и маца

Рути – хамец! (рассказ для чтения)

РУТИ – ХАМЕЦ!

Маленькая Рути помогала маме перед Песахом. Она проверяла, не спрятался ли хамец под столом и под кроватью, в кухонных шкафчиках и за диваном в гостиной – в тех местах, куда только она могла залезть. Ей было весело! И вдруг… Рути исчезла! Первой пропажу заметила мама. Рути! Рути! – звала мама. Никто не отвечает. Заволновалась вся семья. Скоро вечер. Приближается время, когда папа должен будет делать последнюю проверку всего дома – искать хамец со свечой, а Рути исчезла! Сначала Рути искали по всему дому, потом пошли спрашивать у соседей. К поискам подключился весь дом, и даже соседи из домов напротив! Где же Рути? Если ее не найдут, придется звонить в полицию, чтобы машина с полицейским громкоговорителем проехала по всем соседним улицам, громко крича: Рути! Рути! Кто видел девочку трех лет с голубыми глазами, одетую в розовое платьеце в горошек и с двумя косичками?! Папа чуть не плакал от волнения. Но до самой ночи Рути так и не нашлась… Пришло время делать проверку дома на хамец. Папа выключил свет и зажег свечу. Дрожащим голосом он произнес благословение «аль биур хамец», и стал медленно обходить все комнаты, заглядывая в уголки, подсвечивая свечой узкие промежутки между мебелью и стенами, под кроватями и под шкафами, открывая двецы и полки. Он обязан был найти все десять пакетиков с хлебом, которые мама заранее разложила по тем местам, где в течении года мог лежать хамец. Папа открыл большой бельевой шкаф и… все подумали, что он заплакал! Но папа обернулся и все увидели, что он еле-еле сдерживает смех!!! Во время проверки хамеца папа не может ничего говорить, он только показывал пальцем в шкаф и светил туда свечкой. Все сгрудились, заглядывая в дверцу шкафа, а там… Под висящими куртками и пальто, на полу шкафа лежала Рути и крепко спала! Папа искал хамец, а нашел – Рути!!! С тех пор и стали все ее звать – Рути-хамец!!!

Недельная глава Тазриа 5776, ребе Исроэль

Запрет на лашон а-ра – злословие.
Цараат и почему она появляется на коже.
Случай в классе раби Шимшона.
Рассказ раби Шимшона про Птахию.

Недельная глава Тазриа 5776, ребе Исроэль

Недельная глава Шмини 5776, ребе Исроэль

Чего ждет Ашем прежде, чем примет корбан?
Надав и Авиу – суровое наказание за малый грех праведников.
Кошерные животные.
Раздвоенное копыто и поднятие жвачки.
Зачем показывает хрюшка свои копытца?
Плавники и чешуя.
Молоко и мед.
Кошерная саранча.Недельная глава Шмини 5776, ребе Исроэль

Недельная глава Цав для детей

 

НЕДЕЛЬНАЯ ГЛАВА ЦАВ.

БЛАГОДАРСТВЕННЫЙ КОРБАН.

В четырех случаях еврей обязан принести корбан «тода» – благодарности. Если он вышел на свободу из тюрьмы, если переплыл море без вреда для себя, если благополучно перешел пустыню и если выздоровел от тяжелой болезни.
Мудрецы, благословенна их память, нашли намек на эти четыре случая в слове «חיים» (хаим) – жизнь. Буквы этого слова соответствуют первым буквам слов, обозначающих все четыре опасности, спасшийся от которых обязан принести благодарственный корбан. Буква «хэт» намекает нам на слово «хавуш» – арестант в тюрьме. Две буквы «йюд» намекают на «йорэд мидбар» – перешедший пустыню и «йям» – переплывший море, а последняя буква «мэм» на слово «махала» – болезнь. Все четыре случая, кода наша жизнь подвергается опасности, а а-Шем спасает нас от нее, мы приносим благодарность а-Шему.
Когда стоял в Иерусалиме прекрасный Храм, то мы могли принести в нем «корбан тода» – приношение благодарности а-Шему. Приносящий этот корбан, приглашал всю свою семью и друзей на большое празднество, на котором вместе со всеми славил и благодарил а-Шема за все чудеса спасения.
Благодарственный корбан очень любим а-Шемом. О том, почему а-Шему так приятен этот корбан рассказывают сказку-машаль про царя.

Жил-был великий царь, властвовавший над многими странами. Однажды устроил он большой пир, и пригласил на него всех министров, слуг и рабов, находившихся в его дворце.
Наевшись и напившись, стали все приглашенные один за другим приносить подарки великому царю.
Первым подошел главный министр с огромным подарком в блестящей коробке с лентами и цветами. Он низко склонился перед царем и произнес: «Ваше величество! Вот мой подарок любимому царю! Да живет великий царь вечно!»
За ним подошли все остальные министры, каждый со своим подарком в прекрасных коробках.
Царь сидел на троне в драгоценных одеждах и с золотой короной, украшенной жемчугом и бриллиантами, на голове. Он внимательно выслушивал каждого из дарящих. Вот , после министров подошли слуги, садовники, повара, уборщики – все один за другим несли красивые подарки.
Царь был доволен подарками и видом всех своих слуг, почтивших его в этот радостный день.
Вдруг, когда все уже прошли перед царем, раздался громкий стук у дверей дворца… Все притихли.
– Ступайте, – сказал царь, – Посмотрите, кто там стучит!
Слуги побежали исполнить приказ, и вскоре вернулись со словами:
– Ваше величество! Чужой незнакомый нам человек просит разрешения войти к царю.
– Впустите его! –  подумав решил царь.
В тронную залу вошел человек в простых одеждах и с маленьким свертком в руках. Он низко склонился перед царем и запинаясь от смущения сказал:
– Я… я только хотел бы подарить дорогому царю свой подарок.
Все молча смотрели на пришедшего. Царь ласково посмотрел на простака и громко провозгласил:
– Мне нравится этот подарок! Посадите этого человека рядом со мной и дайте ему лучшие блюда и дорогое вино.
Почему царь оказал простаку такой почет?
Дело в том, что царь знал, каждый из его министров и слуг, принося свой богатый дар, надеялся на ответную милость царя. Одному хотелось получить награду, другому более важный пост, третий хотел прощения за совершенный проступок, четвертый прибавки к жалованию…
Но чужой человек, которого никто никогда прежде не знал и не видел во дворце, ничего не ждал от царя. Он принес свой скромный дар просто так – из любви к царю. И эта то бескорыстная любовь была так приятна в глазах царя!

Смысл этой притчи в том, что благодарственный корбан дорог в глазах Царя царей – а-Шема потому, что все остальные корбанот приносятся ради какой-нибудь выгоды.  Чтобы получить прощение за совершенный грех или ради богатого урожая в будущем году. Но благодарственный корбан приносится без всякой надежды на выгоду в будущем. От чистого сердца и в благодарность за избавление от опасности в прошлом. Чтобы оказать честь и уважение а-Шему.
Сегодня, когда у нас нет Храма, и мы не можем приносить корбанот, спасшиеся от опасности приходят в синагогу. Когда собирается побольше евреев, и в синагоге прочитают отрывок из Торы, выходит к возвышению, где лежит свиток Торы, спасенный а-Шемом еврей, и громко произносит слова благодарности а-Шему перед всеми собравшимися. Некоторые устраивают после этого праздничную трапезу благодарности «сеудат одайя» для всех желающих.

Недельная глава Цав для детей

Недельная глава Ваикра для детей

С Б-жьей помощью.

Корбан.

В некотором царстве, во времена безвестные, жил да был Плодозем. Жил он в прекрасной долине между горами там, где бил из земли маленький родник с чистой водой. Трудился Плодозем в своем саду, выращивал яблоки и персики, гранаты и виноград. Были у него и овцы в овчарне, и коровы в хлеву. Плоды своего труда продавал он на рынке, а на вырученные деньги покупал одежду и посуду, инструменты и мебель – все, что ему было надо.
А на неприступной горе меж острых скал стоял прекрасный дворец. Во дворце этом жил Царь, которому принадлежала вся земля вокруг. Царь был могуч и справедлив. Он заботился о своих подданных, защищал их от всех злодеев и не требовал много налогов – ровно столько, сколько было нужно для пользы царства-государства, в котором они жили. Подданные любили своего Царя.
Очень хотелось Плодозему поблагодарить Царя за прекрасную землю, данную ему в пользование, за защиту от врагов, за справедливость в суде. Как хотелось ему быть поближе к Царю, чтобы насладиться его мудростью и дружелюбием. Но как пройти во дворец? Какое дело может быть у простого человека к Царю? И решил Плодозем принести Царю подарок. Выбрал он самого лучшего барашка из своего овина, и понес во дворец. Остановили Плодозема стражи Царского дворца у огромных железных ворот, запертых на стальные засовы.
– Что тебе угодно? – спросили стражи.
– Я хочу принести Царю в подарок лучшего барашка из моего овина! – ответил Плодозем.
– Разве просил тебя царь о подарке? – удивились стражи, – Есть у Царя все, что ему нужно! И все вокруг тут принадлежит Царю. Если бы он захотел, то взял бы все, что ему понадобиться. Возвращайся домой и живи счастливо!
Опечаленный вернулся домой Плодозем. Не удалось ему приблизиться к Царю. Стал он думать… Думал, думал – и придумал! Сложил Плодозем во дворе своего дома большой каменный стол. Положил на этот стол сухие дрова. Возложил на них очищенные от всего лишнего части барашка. И зажег огонь… Загорелся костер, тронули языки пламени баранье мясо, и поднялся дымок с ароматом печеной баранины вверх. Все выше и выше поднимался дымок, пока не достиг дворца на горе.  Залетел дымок в открытое окно Царского дворца.
Царь сидел на высоком троне. Вокруг стояли верные слуги и министры, знатные гости и послы дальних стран.
– Фи! – скривил свой нос один из них, – Как противно пахнет горелым мясом!
– Надо скорее закрыть окно, чтобы не дошел противный дым до Царя! – заволновался слуга.
Но Царь был очень мудр. Он сам подошел к окну и глянул вниз – в долину. Зорким взглядом увидал Царь Плодозема, стоящего у каменного стола, на котором догорали остатки баранины. Разглядел полное любви к Царю лицо Плодозема, поднятое к окнам дворца. И догадался Царь, что так Плодозем благодарит его и приносит ему подарок.
– Слуги! – возвысил голос Царь, – Передайте этому человеку, что я благодарен ему за подарок! Пусть он знает, что запах от его дара приятнее мне, чем самые дорогие духи и благовония из заморских стран. Каждый раз, когда он будет возносить свою жертву, я буду приближаться к окну и наслаждаться запахом его дара. Мы будем глядеть друг на друга так, будто не разделяют нас острые скалы и железные ворота.

В нашей Торе, в главе Ваикра, а-Шем дает нам замечательный совет, как приблизиться к Нему. Мы не можем войти в сад Эдена раньше срока и приблизиться к Престолу а-Шема. Но, принося корбанот в Храме, мы доставляем наслаждение Царю Царей и благодарим Его за прекрасную землю, которую Он нам дал, за защиту от всех врагов, за нашу жизнь, полную любви к а-Шему! А-Шем называет дым от наших приношений – «реах нихоах» – сладостным запахом. Разве так уж сладок запах от горелого мяса? Вовсе нет! Но а-Шему сладостно наше желание приблизиться к Нему при помощи приношения даров на Жертвенник Храма. Третья книга Торы – Ваикра – рассказывает нам о правилах приношений и служения в Храме. Да будет приятно а-Шему наше желание изучать законы Храмовой службы так, словно мы снова удостоились величайшей чести служить Ему в Храме! Да будет поскорее отстроено Святилище и Жертвенник в Иерусалиме на горе Мория! Омейн!

Недельная глава Пекудей 5776, ребе Исроэль

Зачем нужно отчитываться перед людьми?
Почему евреи не смогли собрать Мишкан без Моше?
Огонь с небес.
Вечный огонь.
Дни милуим.
Моше и Аарон.
Трубы из серебра.

Недельная глава Пекудей 5776, ребе Исроэль

Недельная глава Ваякель для детей

С Б-жьей помощью.

                                          Недельная глава Ваякель.

К Шалому приехал его двоюродный брат Артур из далекого Волгодонска. Приехал, конечно же, не один, а с папой и мамой, которая и была родной сестренкой папы Шалома. Первым делом, папа Шалома дал дяде Володе и Артуру кипы, а тете Кларе мамину шапочку, чтобы прикрыть волосы. Все-то удивляло гостей! Зачем кипа? Почему Шабат? Для чего благословения? Кому и зачем надо молиться?
Пока взрослые разговаривали о своих важных взрослых делах в гостиной, Шалом повел Артура в детскую комнату. Он показал гостю свои игрушки и книжки, подарил альбом с наклейками, на которых были изображены все синагоги Иерусалима и научил считать на иврите до десяти. Артура заинтересовала большая картина со свечами Шабата, висевшая на стене над столом.
– Что там написано? – спросил Артур.
– Там строки из Торы, – ответил Шалом и перевел их на русский язык: «Шесть дней исполняй работу, а в седьмой день будет для вас святыня, суббота прекращения работ а-Шему…».
– Зачем прекращать работу в субботу? – удивился Артур.
– По той же причине, по которой мы обязаны исполнять ее в шесть рабочих дней, – ответил Шалом, – так повелел нам а-Шем. Ведь мы его посланцы в этом мире, как ангелы!
– Ангелы? Это такие с крылышками? – засмеялся Артур.
– Вовсе нет. Ангелы, а на языке Торы их называют малахим – это посланцы а-Шема. Увидеть их никак невозможно. Только великие праведники и пророки могут видеть такие святые вещи. У ангелов нет тела, как у нас. Они целиком состоят из того духовного огня, который окружает а-Шема. Когда а-Шем  хочет сказать или сделать что-нибудь людям, Он создает малаха-посыльного, который исполняет его повеление. Ведь Сам а-Шем настолько духовный и святой, что наши тела не могут выдержать, если Он откроется нам прямо без посланника. Как свечка из воска сразу тает, если положить ее рядом с большим костром! У каждого человека, у каждой зверушки, у каждой травинки и листочка есть свой малах. Ведь все мы сотворены а-Шемом – весь мир! Но а-Шем дал нам ум и силу, чтобы мы могли тоже исполнять его повеления. Когда мы их исполняем – мы становимся Его посланцами, как малахим. Работа, про которую написано на картине – это не любая работа, а только та, что называется мелаха. Та, которую а-Шем послал нас делать в этом мире. Когда а-Шем вывел нас из Египта, и мы шли по пустыне, то Он повелел нам построить Святилище – Мишкан. Тридцать девять мелахот необходимо было исполнить, чтобы построить этот переносной Храм-Мишкан. А-Шем сказал, что исполнять эти мелахот можно только в будние дни, а в Шабат Он запретил их. Даже для строительства Мишана запретил! Тем более для наших собственных дел. Поэтому в субботу мы не делаем ни одной из этих мелахот. За то, что мы выполняем то, что велел нам а-Шем, Он даст нам огромную награду в саду Эдена, когда мы завершим всю свою работу на земле. И это большая честь быть посыльными самого а-Шема, Царя царей, Создателя всего мира!
– Мне никогда про это не рассказывали, – огорчился Артур, – Наоборот, говорили, что Б-ога нет, и смеялись над теми, кто в Него верит. Ведь Его невозможно увидеть или пощупать.
– Ум тоже невозможно увидеть или пощупать, – ответил Шалом, – но мы в точности можем сказать, у кого он есть, а у кого нет! Разве может такой сложный и огромный мир появиться сам собой?
Артур подумал и согласился, что такой сложный и прекрасный мир никак не мог появиться случайно.
– Жаль, что я ничего не знаю про а-Шема и Его повеления. Наверное, мне никогда не выучить все это так, как знаешь ты…
– Стоит только начать учить, и а-Шем поможет в этом. Ведь Он сказал «Приоткройте для меня свои сердца хотя бы чуть-чуть, как у тоненькой иголочки щелочка для ниточки! И Я открою ваши души мудростью, как огромные ворота!». Ты знаешь, Артур, что главным строителем Мишкана стал Бецалель, которому было всего тринадцать лет – совсем немного старше нас с тобой! Он так сильно хотел отдать все свои силы для строительства Святилища, что а-Шем решил дать ему мудрость больше, чем у всех остальных евреев, строивших Мишкан. Когда человек очень хочет исполнить волю а-Шема – а-Шем всегда помогает ему.
Давным давно жил великий праведник, которого звали раби Ханина бэн-Доса. Был он очень беден, но всегда весел и старателен в испонении заповедей. Однажды увидал раби Ханина, как множество евреев несут в Иерусалим подарки и приношения для Храма. И так ему захотелось тоже сделать что-нибудь для этой святого труда. Но что может принести в Храм такой бедняк? Подумал раби Ханина и отправился за город. Нашел он в поле огромный камень и стал обтесывать его так, чтобы вышел ровным и аккуратным, с красивой каймой по краям. Такой камень называется «эвен месутат» – окаймленный камень. Из таких камней строился сам Храм, стены вокруг него, здания для различных нужд вокруг Храма… Решил раби Ханина принести этот камень в дар а-Шему для Его Святилища-Храма. Но когда он закончил отделку камня, то увидал, что один не может поднять его и отнести в Иерусалим. Попросил раби Ханина помощи у людей, проходивших мимо. Сказали прохожие, что готовы отнести камень за большую плату. Таких денег не было у бедняка. Стал он сам перекатывать камень с боку на бок в сторону Иерусалима. Тяжела была эта работа. Долгие месяцы, а может и годы, надо было так трудиться, чтобы докатить камень до Иерусалима! Вдруг, кто-то тронул раби Ханину за плечо. Оглянулся праведник – стоят рядом с ним могучие грузчики – носильщики.
– Мы готовы помочь тебе за небольшую плату, – сказал старший из них.
– Жаль, что у меня есть всего несколько медных монет, – огорчился раби Ханина.
– Мы готовы помочь тебе за эту плату, но только если ты и сам станешь помогать нам в работе!
Обрадовался раби Ханина, взялся вместе с грузчиками за камень и… В тот же миг все они оказались в Иерусалиме! Не поверил своим глазам раби Ханина. Потер он руками глаза, чтобы убедиться, что не показалось ему, будто он оказался в Иерусалиме так быстро… Стоит он посреди улицы, ведущей прямо к Храму! Оглянулся он, чтобы поблагодарить чудесных помощников и заплатить им обещанную плату. Нет никого рядом с ним!!! Заволновался праведник, ведь он обещал заплатить своим неожиданным помощникам. Пошел он спросить у мудрецов, сидящих в Верховном Суде – Санхедрине, в гранитной зале «лишкат а-газит», что рядом со Святилищем, что же теперь делать с деньгами, обещанными им грузчикам за работу? Мудрецы выслушали раби Ханину, осмотрели камень и решили, что чудесные грузчики были посланы праведнику в помощь самим а-Шемом. Не людьми они были, но ангелами – малахим! Приняли коэны прекрасный обработанный камень для замены обветшавшего в одной из стен вокруг Храма. А деньги раби Ханина, по решению мудрецов, пожертвовал нуждающимся.
Шалом раскрыл Хумаш и стал показывать Артуру буквы Торы. Через несколько дней Артур уже сам мог прочесть слова Торы, и с интересом слушал объяснения Шалома, который рассказывал ему все, что сам знал.

Недельная глава Ки Тиса для детей

С Б-ожьей помощью.

                                                                                 Ки-тиса.

– Моше! – грозно и строго произнес а-Шем, – Спустись с высоты, на которую Я возвел тебя ради еврейского народа! Ты просил Меня разрешить принять в еврейство эрев рав – народы, захотевшие выйти из Египта вместе с потомками Яакова. И вот – твой народ, который ты вывел из Египта, испортился сам и совратил с прямого пути евреев. Сделали они золотого идола – тельца. И поклоняются ему. И приносят ему жертвы. И говорят евреям: – Это твои божества, которые вывели тебя из Египта!
Горько и больно было Моше спускаться с горы Синай. Только что он получил от а-Шема Скрижали Завета. Только что записал всю Письменную Тору и получил от а-Шема все объяснения ее – всю Устную Тору. Только что стоял на вершине вершин счастья! Как могла случиться такая беда? Как могли так быстро забыть а-Шема и поклониться идолу, отлитому из золота?!
Эта история началась давно: Когда благословлял наш отец Яаков своих детей перед тем, как поднялась душа его в сад Эдена пред а-Шемом, благословил он своего любимого сына Йосефа, сравнив его с царем домашнего скота – быком… Могуч, как бык, сокрушающий все преграды на своем пути, был Йосеф. Когда же пришла и его очередь подняться в сад Эдена, попросил он евреев не оставлять египтянам его тела, чтобы не стали глупцы поклоняться ему, как идолу. Как же спрятать тело Йосефа от египтян? Положили евреи его в тяжелый свинцовый гроб и опустили в воды великой реки Нилус в тайном месте. Прошли столетия, наступило время Избавления – наш Исход из Египта. Пока все евреи по слову а-Шема просили у египтян золотые украшения и богатые одежды, чтобы предстать празднично одетыми перед а-Шемом у горы Синай, Моше был занят поисками тайного места, в котором спрятали тело Йосефа. У многих стариков и мудрецов спрашивал Моше, но никто не сумел указать ему этого места. Увидала Йохевед, мама Моше, что ее сын так обеспокоен:
– Что ты ищешь, сынок? – спросила она.
– Мамочка, я ищу тайное место, куда спрятали тело Йосефа. Я должен забрать его из Египта и похоронить с почетом в городе Шхеме, подаренном Йосефу нашим отцом Яаковом.
– Пойдем, сынок, – сказала Йохевед, – я покажу тебе это место. Я хорошо помню, как прятали гроб Йосефа. Но я не знаю, как ты сумеешь достать его со дна глубокой реки.
Пошли они к Нилусу вместе. А за Моше побежал паренек, которого звали Миха. Этот мальчик был из детей, которых злодеи египтяне приказали положить в стены города Раамсес вместо кирпичей! Когда проходил Моше мимо стены, услыхал он тихий плач из глубины ее. Взмолился перед а-Шемом Моше:
– Властелин мира! Как можно допустить, чтобы дети евреев умирали такой страшной смертью?!
И слезы потекли из глаз Моше…
– Не плачь, Моше! – ответил а-Шем, – Не знаешь ты всей глубины моих замыслов! Лучше для этих евреев умереть праведными и невинно погубленными, чем вырасти, и самим стать злодеями! Открыто передо Мной будущее этих детей. Если останутся они в живых, много бед принесут всему еврейскому народу. Да и сами погубят свои чистые души…
Не выдержал этого тяжелого испытания Моше. Горько закричал он так, что содрогнулись Небеса и Земля! Раскололась кирпичная стена, и вышел из нее живым и невредимым Миха. С тех пор и рос Миха рядом с Моше, бегая за ним везде.
Когда Моше с Йохевед и Михой пришли на берег Нилуса в потайное место, стал Моше думать, как достать со дна тяжелый свинцовый гроб с телом Йосефа. Взял Моше пергамент и написал на нем святое Имя а-Шема. То Имя, которое делает великие чудеса. То Имя, которое лежит в основе всего нашего мира. А рядом с Именем он написал призыв к Йосефу: «Поднимись, Бык! Поднимись, Бык!», ведь именно с быком сравнил Йосефа Яаков. Бросил Моше пергамент в воды реки… Забурлила вода вокруг пергамента со святым Именем а-Шема! Огромный водоворот закрутился и вынес наверх тяжелый свинцовый гроб с телом Йосефа. Возрадовался Моше! Поскорее поднял он гроб Йосефа на свои могучие плечи, и пошел вместе с Йохевед к остальным евреям…
А Миха? Миха смотрел на великое чудо широко раскрытыми глазами. Так хотелось ему тоже быть сильным и умным, как Моше… Схватил Миха пергамент со святым Именем, и спрятал у себя на груди в потайной карман. В этот карман Миха собирал всякие чудесные диковины, как мальчишки обычно собирают понравившиеся им камешки и гвоздики, сухих жучков и пуговицы с чеканкой… Был у Михи среди диковинок и настоящий египетский идол!!! Маленький – как раз такой, чтобы уместиться в кармане…
Когда расступились перед евреями воды Красного моря, грозной стеной нависли они над выходящими евреями и догоняющими их египтянами! В страшном гневе хотел ангел, служащий а-Шему повелителем моря, затопить евреев вместе с египтянами!!!
– Владыка мира! – воскричал ангел моря, – Взгляни на этих грешников! Вместо того, чтобы служить Тебе Одному, они поклоняются идолам! И египтяне, и евреи! Смотрите, что несет в кармане один из них! Идола!!! И не стыдно ему держать эту гадость в одном кармашке с великим и святым Именем Твоим, написанном на пергаменте!
– Не смей топить евреев! – грозно повелел а-Шем, – Они любимые дети Мои, и идут они служить Мне у горы Синай! А за грех идолопоклонства будут они испытаны и наказаны в свое время…
И вот – подошли евреи к горе Синай… Множество народа пришло с нами туда. Были среди них и рабы, вырвавшиеся из египетских темниц, когда а-Шем наказывал египтян Десятью Карами. Были и египтяне, пожелавшие принять гиюр. Были даже египетские жрецы – умелые служители идолов, развалившихся на куски во время Кары Первенцев… Увидали они бессилие своих кумиров перед еврейским пророком, и решили идти вместе с евреями – разделить нашу судьбу!
Весь мир дрожал и трепетал, когда открылся а-Шем Своему народу на горе Синай! Птицы не щебетали. Козы не блеяли. Коровы не мычали. Волки не выли. Собаки не лаяли. Кошки не мяукали. Львы не рычали. Все застыли в молчании перед величием а-Шема!
Десять Речений а-Шема прозвучали из огня и молний, разверзшихся над горой. И среди этих Речений – Третье Речение: «Не делай себе изваяния и никакого изображения того, что на небе, вверху, и что на земле, внизу, и что в воде, ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; — ибо Я Господь, Бо-г твой»!
После всех речений, слышанных нами у горы Синай, поднялся Моше на гору получить скрижали и всю Тору. Не вытерпели евреи долгого ожидания. Стали они роптать и горевать, решили, будто не вернется уже Моше с горы… Тут то и стали египетские жрецы, сбежавшие из Египта вместе с нами, советы давать… Мол, нужно сделать образ – изваяние из чистого золота, чтобы вел он евреев в Землю Обетованную вместо Моше. Хур, сын пророчицы Мирьям, сестры Моше и Аарона, пытался вразумить их, уговорить не создавать идола. Но убили его злодеи вместе с семьюдесятью праведниками – старейшинами, поддержавшими Хура… Подступили они к Ааарону и потребовали, чтобы он немедля сделал для них литого идола, который шел бы впереди народа в Землю Обетованную. Испугался Аарон, что если после убийства старейшин поднимут злодеи руку и на Первосвященника, то не простит а-Шем Свой народ за такой великий грех… Пообещал им Аарон, что сделает для них литого идола из чистого золота.
– Ступайте, принесите мне золотые серьги и кольца ваших жен и дочерей, – сказал он им.
Побежали евреи к своим женам и дочерям.
– Скорее! Дайте нам свои золотые серьги и кольца! Мы сделаем из них идола, который поведет нас дальше! Ведь Моше не вернулся с горы…
– Что еще за глупости?! – возмутились праведные еврейские женщины, – Ни за что не отдадим своих украшений для поганого идола!
Но много золота было у евреев после выхода из Красного моря, когда ободрали они его с мертвых египтян и их коней и колесниц, выплюнутых морем по приказу а-Шема дать награду евреям за долгое рабство в Египте. Быстро собрали они огромную кучу золота и принесли Аарону…
– Что же делать? – подумал Аарон, – Как бы задержать их еще на время, пока не вернется Моше? Как не дать совершить грех идолопоклонства? Брошу-ка я все это золото в огонь… Пусть расплавится в нем и растечется по всей пустыне!
Так он и сделал. Собрал всю огромную груду золота и бросил в большой костер. Все с нетерпением смотрели в огонь, облизывающий золото. Что же выйдет из этой затеи? Египетские жрецы стали колдовать. Умели они призывать силы нечистоты – тумы, чтобы делать мелкие чудеса, обманывая людей. Очень хотелось жрецам, чтобы вышел из огня образ коровы – символ Египта, которому поклонялись они прежде. Ведь не даром и в вещем сне фараона, раскрытом Йосефом, сытые и голодные годы, ожидавшие Египет, были представлены жирными и тощими коровами, выходящими из Нилуса!
Но не было сил у египетских колдунов. Сломал силу колдовства а-Шем, когда разрушил всех идолов египетских во время Кары Первенцев! Ничего бы у них не получилось, если бы не Миха!!! Подошел Миха поближе к костру и решил сделать свое чудо… Бросил он в огонь пергамент со святым Именем а-Шема, творящим истинные чудеса! Помните, что было написано на пергаменте рядом с Именем? «Поднимись, Бык! Поднимись, Бык!» И свершилось страшное чудо! Вышел из огня САМ золотой теленок… Вышел, и стал кушать траву, как и полагается настоящим живым бычкам…
Ох, и обрадовались жрецы, а с ними и весь эрев рав! Тут то и стали они кричать удивленным и запутавшимся евреям: «Это твои божества, которые вывели тебя из Египта!»
– Строй жертвенник! – приказали они Аарону, – Мы вознесем жертвы перед тельцом и станем ему поклоняться!
Слезы покатились из глаз Первосвященника: – Что я наделал! Как случилось, что из куска мертвого золота вышел этот отвратительный идол?!
Стал Аарон строить жертвенник ме-е-е-е-едленно, ме-е-е-е-едленно… Он все ждал, когда же вернется Моше! Но ошибкой был расчет дней. Не вернулся Моше до самой ночи, а утром поднялись эрев рав с первыми лучами солнца, разбудили всех евреев и стали плясать и петь перед  тельцом, поклоняться ему и приносить жертвы…
– Моше! – грозно и строго произнес а-Шем, – Спустись с высоты, на которую Я возвел тебя ради еврейского народа! Оставь Меня, и воспылает Мой гнев на них, и истреблю Я их, и сделаю тебя народом великим.
И взмолился Моше пред а-Шемом, и сказал:
– Не дай, Господи, пылать гневу Твоему на Твой народ, который Ты вывел из земли египетской великою силою и могучей рукой! Не дай повод  говорить египтянам: «Со злым умыслом вывел Он их, чтобы умертвить их в горах и истребить их с лица земли»! Отвратись же от палящего гнева Твоего и реши иное о наказании предназначенном народу Твоему! Вспомни заслуги Авраама, Ицхака и Исраэля, слуг Твоих, которым Ты клялся Тобою и говорил им:
– Умножу ваше потомство, как звезды небесные, и всю эту землю, о которой Я сказал, дам потомству вашему, и владеть будут вечно!
И простил нас а-Шем по мольбе учителя нашего Моше.
А Моше спустился с горы и увидел своими глазами великий грех – идола золотого тельца… В великом горе разбил он драгоценные Скрижали Завета. И судил Моше грешников, наказав злодеев и оправдав тех, кто не был виноват.
И весь еврейский народ просил прощения у а-Шема, пока не был прощен. Пока не получил в Йом Кипур – День Искупления – новые Скрижали Моше!

Недельная глава Тецаве 5776, ребе Исроэль

 

Недельная глава Тецаве 5776:
Масло для Меноры.
Одежды коэна.
Плащ Первосвященника искупает грех злословия.
Колокольчики и “гранаты”.
Корбан милуим – освящение коэнов для службы в Храме.

Недельная глава Тецаве, ребе Исроэль

Недельная глава Тецаве. Ребе Исроэль рассказывает об устройстве Мишкана, переносного Храма и о прекрасных одеждах коэна.

Недельная глава Трума для детей

НЕДЕЛЬНАЯ ГЛАВА ТРУМА.

Когда спускался в Египет наш праотец Яаков, взял он с собой семена дерева шитим. Он посадил их в Египте, и выросли они в огромные деревья. Яаков просил сыновей и внуков не оставлять прекрасных деревьев в Египте, а взять их с собой, когда а-Шем выведет Свой народ из рабства. Когда мы выходили из Египта, Моше велел исполнить просьбу прадедушки Яакова. Взяли евреи огромные деревья, и понесли с собой в пустыню. «Зачем же вам эти деревья?» – удивлялись вышедшие с евреями египтяне и другие люди, захотевшие уйти из Египта. «Яаков, наш дедушка, был пророком. Раз он сказал забрать деревья с собой – значит, они для чего-то нам пригодятся.» – ответили им. Так и случилось. Когда пришло время строить Мишкан – переносной Храм в пустыне, повелел а-Шем установить его стены и крышу на огромные столбы из дерева шитим.
Все евреи несли материалы для строительства Мишкана. Никто не пожалел для такого святого дела ни золота, ни серебра. Главы колен решили посмотреть, что принесут все остальные. И в самом конце принести то, чего ни у кого не оказалось. Но а-Шем любит, когда мы спешим исполнить заповеди, а не выжидаем. Когда объявил Моше, о завершении сбора приношений, оказалось, что евреи собрали всего-всего, что нужно для строительства, и даже чуть-чуть больше! Страшно опечалились главы колен… Выходит, что им нечего добавить, и их доли не будет в строительстве Храма!!! А-Шем увидел, что они раскаялись от всей души в своей нерасторопности. Он повелел Облакам Славы поднять глав народа и отнести в ту страну, где лежат россыпи самых разных драгоценных камней. Там то и взяли главы народа драгоценности, принесли их Моше, и эти камни были вставлены в одежды Первосвященника – в Эфод и в Хошен а-Мишпат. Так и самым нерасторопным а-Шем дал возможность поучаствовать в святом деле построения Храма.
Удивительное умение открылось у еврейских женщин. Их ловкие руки и мудрое сердце помогли соткать чудесные шерстяные ткани для ковров, покрывавших Мишкан, прямо на спинах у длинношерстых коз. Обычно, шерсть состригают, моют, расчесывают, прядут из нее нити и, лишь потом, из этих нитей можно ткать ткани. Наши мамы-умелицы смогли сделать настоящее чудо с помощью а-Шема. Они промыли, расчесали, спряли и соткали великолепные ковры. И только после этого состригли уже готовые ковры с козьих спин!
Для Скрижалей Завета а-Шем повелел сделать Ковчег. Ковчег был сделан из дерева шитим и покрыт золотом изнутри и снаружи. Есть люди, которые снаружи выглядят умными и уважаемыми, но в сердце и в мыслях у них – одни глупости. Золото, покрывающее Ковчег Завета изнутри и снаружи, намекает нам, что изнутри – в мыслях и желаниях наших – мы должны быть также чисты и драгоценны, как стремимся выглядеть снаружи – в глазах людей. Но почему же тогда не сделан Ковчег Завета из чистого золота, а лишь из дерева, покрытого золотом? Это учит нас скромности. Как бы ни были чисты мы изнутри и уважаемы снаружи, мы должны помнить о том великом отличии, которое отделяет нас от а-Шема. Как бы ни стремились мы приблизиться к Нему – никогда не достичь нам Его величайшей мудрости и справедливости. И только понимание этого поможет нам уберечь себя от гордости и зазнайства.
На крышке Ковчега Завета стояли два золотых «керува» – ангела. Великое чудо происходило с ними во все дни существования Храма. Если был народ Израиля праведен и безгрешен – смотрели «крувим» прямо в лицо друг другу, в знак любви и согласия между а-Шемом и Его народом. Но если начинали евреи, не дай Б-ог, грешить – опускали «крувим» свои лица вниз, как будто стеснялись глядеть друг на друга. Видели это евреи, и спешили скорее сделать тшуву – раскаяться во всех своих грехах и исправить свои поступки!
Три Короны было в Мишкане. Одна из них окружала Ковчег Завета, другая – Золотой Жертвенник, а третья – Стол, на который возлагали каждую неделю двенадцать Хлебов Приношения. Это учит нас тому, что а-Шем дал еврейскому народу три важных дара. Первый из них – Тора. Любой еврей, который учит Тору, как будто бы надевает Корону с Ковчега Завета. Второй дар – священнослужение. Эта Корона досталась коэнам из колена Леви. Главный из них – Первосвященник – каждое утро воскурял «кторэт» – сладкий дым благовоний на Золотом Жертвеннике в Храме. Третий дар – царская власть. Эта Корона досталась колену Йехуды. Царь Давид и его сын – царь Шломо – с честью несли святость третей Короны, подаренной а-Шемом. Символом – знаком царской власти является изобилие. Стол царя Шломо был подобен Столу с Хлебами Приношения, стоявшему перед а-Шемом в Храме. Сегодня у нас нет Храма, но три Короны – навсегда с нами. Каждый, кто не забывает за столом об а-Шеме, кто каждый кусочек своей еды принимает так, будто приносит «корбан» а-Шему – становится носителем Короны Царей. Все, кто исполняет заповеди от всего сердца – становится священнослужителем – служит а-Шему, как коэн в Храме. Над ним а-Шем видит Корону Первосвященника. И все мы становимся носителями Короны Торы, когда учим ее, повторяем ее святые слова, ищем и находим глубокий смысл ее заповедей.
Дай Б-г, чтобы над каждым из вас, дорогие мои евреи – маленькие и большие – всегда находились Три Короны а-Шема!

Недельная глава Трума, ребе Исроэль

Недельная глава Трума.

Приказ а-Шема принести материалы для строительства Мишкана. Евреи с радостью несут труму. Рассказ о строительстве Мишкан написан в Торе раньше, чем рассказ о “золотом тельце”, который был раньше по времени, чтобы показать, с какой радостью евреи выполняют приказы а-Шема. Сначала а-Шем вспоминает заслуги евреев, и только потом – грехи. А после “тельца” продолжает рассказывать о заслугах евреев.
Ошибка евреев и вред, принесенный “эрев рав” – народами, вышедшими из Египта вместе с нами. (Гирш напомнил о том, как важно приближать к Торе людей, на примере Гилеля). Хитрость ангела смерти – Сатана. Подвиг Хура и награда за него.
Ошибка и раскаяние “несиим” – глав народа. Им досталось принести драгоценные камни для одежд Первосвященника. История про папу рава Мордехая Нойгершеля, спешившего исполнить заповедь.
ЧТО МЫ ИЗ ЭТОГО УЧИМ:
Нужно спешить исполнить заповедь, чтобы не упустить ее.
Нужно слушаться а-Шема, а не искать знамения на небе.

Мише-мише, песня к месяцу Адар

Слова:

מִשֶּׁנִּכְנַס אַדָּר מַרְבִּים בְּשִׂמְחָה

Мише-нихнас адар марбим бе-симха

С того момента как заходит месяц Адар, приумножают радость!

Недельная глава Мишпатим для детей

Глава Мишпатим.

Жил да был один злодей… И звали его … Маршмело. На самом деле, такого имени нет. Я придумал его для этого злодея, чтобы не называть его настоящего имени. Ведь он, слава Б-огу, давно раскаялся, и ему было бы очень стыдно, если все узнают его настоящее имя. Маршмело любил вкусно есть и сладко спать, а работать совсем не любил. Вместо этого, Маршмело стал воровать! Сначала, он воровал у папы с мамой… Если бы они его сразу же наказали, то может быть, ему бы не понравилось воровать. Но мама с бабушкой жалели его, и не давали папе как следует проучить воришку. И тогда Маршмело стал воровать у соседей, а когда все соседи узнали, кто ворует у них, то Маршмело убежал из своего города, стал ходить с места на место и воровать в разных городах и деревнях. Однажды, он ночью залез в окошко большого дома… Он подкрался к столу и стал искать в нем, что бы украсть. А на столе лежали какие то большие листы, стояли маленькие баночки и перья. Маршмело задел одну баночку, она упала, и «дьё» – чернила вылились прямо на почти законченный свиток Торы!!! Дело в том, что в этом доме жил «сойфер» – праведный еврей, умевший переписывать свитки Торы, мезузы и тфилин. Маршмело вытащил из стола готовые мезузы и решил, что он продаст их, а на деньги купит себе мяса и вина… Он повернулся к окошку и хотел вылезти, но вдруг… увидел два горящих огонька и услышал: -Ррррррр! Это был Буки – сторожевой пес, охранявший дом от воров… Маршмело так испугался, что чуть не упал! А Буки подошел к нему, открыл свою большую пасть, чтобы злодей увидел, сколько у него больших и острых зубов, и снова сказал: – Рррррр! Маршмело сел на пол и заплакал. Так он и сидел до самого утра на полу и плакал от страха. А утром пришел рав Модехай а-сойфер. Он вошел в комнату и увидел, что натворил Маршмело.
– Что ты наделал! – Воскликнул рав Мордехай, – Как тебе не стыдно?! Ты испортил свиток святой Торы!!!
И из глаз рава Мордехая потекли слезы…
Вскоре пришли стражники. Они крепко связали руки Маршмело, и повели его в бэйс-дин – суд. Судьи строго посмотрели на вора и сказали:
– Ты должен заплатить за все, что ты украл и испортил.
– У меня нет так много денег… – заплакал Маршмело.
– Значит, тебе придется их заработать! – сказали судьи.
– А я ничего не умею делать, только воровать, – испугался Маршмело.
– Тогда тебе придется работать на очень простой и тяжелой работе, – ответили ему.
– Кто хочет купить раба, который ничего не умеет делать? – спросил судья.
Встал огромный и могучий рэб Шмуэль а-кацав (мясник).
– Я согласен купить его, – сказал он.
Маршмело, когда увидел мясника, испугался еще больше, чем от сторожевого пса Буки! Он решил, что мясник будет больно бить его, если он не справится с работой. Заплакал Маршмело и пошел работать у мясника…
На самом деле, рэб Шмуэль никогда никого не бил. Он был очень добрым и богобоязненным евреем. Рэб Шмуэль всегда следил, чтобы мясо, которое попадает к нему в магазин, было только самым кошерным – «халак ле-меадрин». Тем евреям, у которых было много детей и мало денег, рэб Шмуэль продавал мясо к Шабату совсем дешево. А если они все равно не могли заплатить – давал в долг.
– Заплатишь мне, когда сможешь! – говорил он бедняку. И никогда не напоминал ему про долг. Ведь нельзя же допустить, чтобы у еврея на столе не было мяса в честь Шабата! Все очень любили рэб Шмуэля. Даже Буки!
Вы спросите: «А почему же Буки так любил рэб Шмуэля?!» Дело в том, что мясо, в кошерности которого рэб Шмуэль не был уверен – трефа – он сразу отдавал Буки и другим собакам.
– Когда мы выходили из Египта, – говорил рэб Шмуэль, – ни одна собака не посмела залаять на евреев! За это а-Шем дал собакам награду. Он повелел отдавать им трефное – некошерное мясо.
Рэб Шмуэль велел Маршмело мыть и чистить мясную лавку, следить, чтобы нигде не собиралась грязь и мухи. Еще он научил Маршмело правильно затачивать ножи. А когда Маршмело привык к работе в мясном магазине, то рэб Шмуэль доверил ему раскладывать мясо в пакеты и относить покупателям. Рэб Шмуэль хорошо кормил своего раба, и дал ему отдельную комнату для сна. Незаметно пролетели шесть лет. Пришло время отпускать Маршмело на волю.
– Я не хочу уходить на волю, – сказал Маршмело, – мне так хорошо у тебя, рэб Шмуэль.
– Если ты хочешь остаться в рабах, то нам придется пойти к судьям, – ответил рэб Шмуэль, – там тебе сделают шилом дырочку в ухе напротив дверного косяка. Ты ведь знаешь, что когда евреи уходили из Египта, а-Шем повелел им помазать кровью пасхального ягненка дверные косяки и притолоку. Так дверь и стала свидетелем решения а-Шема о том, что евреи должны быть рабами Всевышнего, а не рабами рабов. А ты хочешь остаться в рабстве?! Лучше выходи на свободу. Я дам тебе денег, и ты сможешь открыть свою лавку рядом с моей.
– Но я же ничего не умею делать, – испугался Маршмело, – Неужели мне придется опять воровать?!
– Не дай Б-ог! – сказал рэб Шмуэль, – Как это ничего не умеешь делать? А точить ножи! Откроешь лавку точильщика. Будешь точить людям ножи и ножницы, топоры и пилы, серпы и косы.
И стал Маршмело точильщиком.
Так Тора дает злодеям наказание не для того, чтобы покарать их, а для того, чтобы исправить и научить жить честно и праведно. А о законах, учащих нас правильному отношению к еврейскому рабу, рассказывает среди многих других заповедей наша недельная глава – Мишпатим.
А теперь, я хочу рассказать вам про праведника. Звали его раби Авими. Это настоящее имя праведника. Ведь о хороших делах можно и нужно рассказывать, называя полное имя заслуживающих похвалы. Были у рава Авими пятеро сыновей. Все они с радостью готовы были выполнить любую просьбу отца. Но каждый раз, когда папа рава Авими приходил в гости, то рав Авими сам бежал открыть ему двери, впереди своих сыновей. Так дорога была ему заповедь о почтении к родителям, что он хотел исполнить ее сам. И еще на бегу, он кричал «Открываю! Открываю!», чтобы папа не подумал, будто никого нет дома, а ожидал в спокойствии и уверенности, что ему сейчас же откроют.
Однажды папа рава Авими попросил воды. Скорее поспешил рав Авими исполнить просьбу. Но когда он вернулся, то увидел, что его папа прикрыл глаза и заснул…
Что сделал рав Авими?
Остался стоять рядом с папой, держа в руках стакан с водой. Так, чтобы сразу же, когда папа проснется, подать ему воды, как тот просил. И действительно, когда папа открыл глаза, то увидел стакан протянутый ему сыном. Так заповедовала нам Тора почитать родителей.

Недельная глава Итро для детей

Недельная глава Итро.

Итро родился и жил в Мидьяне, что неподалеку от Земли Израиля. Был он богат и уважаем всеми соседями. Все мидьянцы поклонялись идолу. Идол это назывался Баль Пеор. Ему не приносили жертв и передним не кланялись. Своего идола мидьянцы мазали грязью, плевали на него и делали другие неприличные вещи. Они были уверены, что идолу это очень нравится! И считали, что за такую службу идол пошлет им удачу, богатство, здоровье и победу над врагами… От такой службы идол пах так неприятно, что подходить к нему можно было только зажав нос. Некоторые даже надевали на нос прищепку, какой закрепляют на веревку белье, когда вешают его сушиться!!! Вначале Итро очень старался услужить получше идолу. Так старался, что мидьяне избрали его главным служителем – коэном идола. Каждый день Итро приносил своему идолу свежей грязи, мазал его, пачкал и оплевывал с ног до головы… И просил: – О! Бааль Пеор! Ответь мне – своему верному служителю! Дай мне мудрость и здоровье! Дай мне сына, чтобы он служил тебе после моей смерти!
Увы! Идол не отозвался на молитвы Итро… Семь дочерей родились у Итро, но сына у него не было. От плохого запаха, шедшего от идола, Итро заболел. У него начало чесаться все тело. И тогда Итро сказал: – Бааль Пеор! Если ты не пошлешь мне сына, то я… Я сделаю тебе самое страшное! Я тебя вымою и очищу!!!
Но идол, конечно же, ничего не ответил! И тогда Итро исполнил свою угрозу. Он вымыл идола. Стоял Итро возле чистенького идола и смотрел на него… Каменный истукан молчал, не двигался, не дышал…
– Этот идол мертв! – закричал Итро, – Нет в нем никакой силы! Не может он ничем помочь мне, ни ответить, ни дать сына! Я не стану больше служить этому идолу. Я пойду в Египет… В Египте есть так много идолов, что их имена можно говорить с утра до ночи, и не успеешь перечислить их все! Я найду среди них такого идола, который поможет мне. И буду поклоняться ему!
И Итро ушел из Мидьяна в Египет. Он стал служить египетскому идолу, и вскоре стал его главным служителем. Так старался Итро! Но и этот идол не принес ему счастья. И стал Итро пробовать службу разным идолам одному за другим. Каждому он служил так старательно, что все жрецы быстро признавали его главным коэном этого идола. Услышал о таком Фараон, и решил позвать к себе мидьянина, так старательно служащего египетским идолам. Фараон сидел на высоком троне, к которому вели семьдесят ступеней. Лишь тот, кто сумел доказать свои знания и мудрость мог подняться на ступень выше. Рядом с фараоном стояли самые большие мудрецы – жрецы, колдуны и советники. Фараон заговорил с Итро, и увидел, что Итро очень мудр, знает семьдесят языков народов мира и порядок службы всех идолов мира. Фараон сделал Итро своим советником.
Была у Фараона большая беда – просто огорчение… Жили у него в Египте рабы из далекой страны кнаанейцев. Звали этих рабов евреями. И родились у этих евреев дети по шесть за раз у каждой мамы! Становилось евреев все больше и больше. И боялся Фараон и его народ египтяне, что станет скоро евреев больше, чем египтян. Вдруг евреи захотят отнять у египтян их страну Египет?! И решили египтяне исхитриться так, чтобы евреев стало меньше. Вот и созвал Фараон своих советников решать, что бы такого сделать с евреями, чтобы их стало поменьше. Первым выступил злодей Билам. Был он пророком среди народов мира – мог слышать, что говорит ему а-Шем, приходивший к нему во сне. Зачем а-Шем приходил к злодею? Чтобы не сказали народы мира, что лишь евреям дал а-Шем пророков, потому и живут евреи праведно, получая за это великую награду в саду Эдена. Вот и дал а-Шем пророка народам. Чтобы посмотреть, станут ли они вести себя лучше, заслуживая награды. Но были те люди злыми и жадными. И пророк их стал злодеем. И учил он их злым и жестоким поступкам. Встал Билам и сказал: – Надо отбирать у евреев всех мальчиков, которые у них рождаются и убивать! А чтобы а-Шем не смог нас наказать за это мерой за меру, надо топить младенцев в воде… Ведь а-Шем обещал уже Ноаху, что не наведет больше Потопа на Землю! Так мы и евреев убьем, и наказания не получим!!!
Вот каким злодеем был Билам! Он знал, что есть а-Шем, но придумывал, как бы обмануть Его, чтобы сделать зло и не получить за это наказание…
Вторым советником был Йов из Кнаана. Был он очень мудр и праведен. Никогда не делал дурного в глазах а-Шема. Увидел он, что очень уж хочет Фараон навредить евреям, и не станет слушать того, кто будет его отговаривать от этого злодейства. И промолчал Йов. Не стал ничего говорить.
И тогда встал Итро и воскликнул: – Как можно подумать сделать такое злодейство?! Как можно убивать малышей, которые только что родились?! Неужели вы думаете, что а-Шем не сумеет наказать злодеев? Оставьте евреев в покое, и дайте им вернуться на их землю – в Страну Израиля. Не нужен евреям ваш Египет!
Страшно рассердился на Итро Фараон. Сделал он такое страшное лицо, что Итро испугался и убежал домой в свой родной Мидьян. Гнались за ним стражники Фараона, чтобы убить его, но не догнали, слава Б-огу.
Прибежал Итро в свой дворец в Мидьяне. Решил он, что не станет больше служить идолам. Ведь ни один из них не помог ему в беде. Услышали мидьянцы, что вернулся Итро. И что не хочет он больше служить идолам. И стали они его ненавидеть. Все слуги его ушли из дворца, оставив его одного с дочерьми. А соседи стали вредить ему и делать зло, обижать его дочерей и обзывать их гадкими словами. Пришлось дочерям Итро самим пасти овец, поить их, черпая воду из колодца тяжелыми ведрами. Никто не помогал им. Другие пастухи мидьянцы прогоняли их от колодца и даже били! Однажды, эти злодеи столкнули дочерей Итро прямо в глубокий колодец!!! Громко закричала Ципора – старшая из дочерей Итро: – Спасите! Помогите! Мы тонем!
Но лишь смеялись злые пастухи мидьянцы… К счастью, рядом с колодцем оказался гость, пришедший из Египта. Как и Итро, он бежал от Фараона, спасая свою жизнь. Звали его Моше.
Услыхал Моше крики, увидал, что творят с бедными девушками злые пастухи. Грозно закричал на злодеев Моше. Был он так силен и могуч, что в страхе бежали злодеи прочь. А Моше вытащил дочерей Итро из колодца, напоил их овец и помог. Когда Итро услыхал об этом, немедля позвал он Моше к себе во дворец. Накормил, напоил и отдал свою старшую дочь Ципору в жены Моше. Когда Итро узнал, что Фараон хотел казнить Моше, он очень испугался. Он спрятал Моше в глубокий подвал. Каждый вечер он спускал в этот подвал на длинной веревке Ципору с едой и питьем для Моше, а утром вытягивал ее обратно. Прошло время, увидал Итро, что Фараон не присылает своих страшных солдат и стражников за Моше. Вытащил он Моше наружу и сказал: – Живи со мной во дворце. Будешь помогать моим дочерям пасти овец.
И стал Моше жить у Итро. Когда родился у Моше и Ципоры сын, то Итро сказал: – Я хочу, чтобы он стал служителем идолу.
– Зачем? – удивился Моше, – Ведь ты же сам знаешь, что идолы ничем не могут помочь. Они – просто кусок дерева или камня. Не дышат, не разговаривают, не двигаются…
– Чтобы убедиться в этом, – ответил Итро, – я послужил каждому идолу в мире! Стал главным служителем каждого из них. И только тогда смог доказать, что нет силы ни в одном из идолов. Я хочу, чтобы и мои внуки прошли такой же путь. Чтобы они убедились, что в идолах нет силы, и лишь тогда перестали им поклоняться.
Очень не понравилось это Моше, но не смог он возразить папе своей жены, в доме которого он прятался от Фараона. Поэтому и дал он своему первенцу имя Гершом – пришельцем там стал я, обозначает это имя. Лишь потому, что я пришелец и чужак, из милости спасенный отцом Ципоры, я вынужден согласиться на его условие и обещать, что мой сын станет служителем идолов. А второго сына Моше назвал Элиэйзер, что значит – а-Шем был мне помощью и спасением от Фараона.
Когда а-Шем открылся Моше в огненном кусте, и велел идти в Египет, чтобы вывести оттуда всех евреев, то Итро разрешил ему уйти. И послал вместе с Моше Ципору, Гершома и Элиэйзера. Но Аарон, встретивший Моше по пути в Египет, велел отослать Ципору домой.
– Мы должны вывести евреев из Египта, а не приводить их туда! – сказал Аарон.
Целыми днями сидела Ципора с детьми у окна и ждала возвращения Моше. Вечером присаживался рядом с ними и дедушка Итро. Он рассказывал все, что слышал за день.
– Рассказывают пустынные кочевники – бедуины, что в Египте страшные бедствия – Десять Казней Египетских.
– А про Моше что-нибудь говорят?
– Говорят, что он то и наказывает египтян за их злодейства, творя чудеса своим посохом.
– Мама, деда! Смотрите, что стало с водой в бочке! В ней появились двенадцать сухих дорожек! Ой, и в стакане тоже! И в ведре, и в кувшине!
– Соседи говорят, что пророк Билам объяснил, что это а-Шем сделал чудо, разделив воды всего мира на двенадцать проходов, чтобы евреи смогли посуху пройти через Красное море!
– Вы слышали? Огромное облако появилось в пустыне. Никто не может заглянуть или зайти в него внутрь. А бедуины говорят, что днем, когда пригреет солнышко, из-под облака течет необыкновенная роса. Мясо тех животных, которые напьются этой росы становится таким вкусным, как будто их поили питьем ангелов!
– Да, говорят, что это а-Шем с Небес посылает евреям ман – еду ангелов. А когда пригреет солнце, то остатки мана тают и смешиваются с росой.
– Папа, а ведь мой муж Моше – теперь главный предводитель евреев! Может быть, мы пойдем к нему?
Взял Итро ослика, нагрузил едой и питьем, посадил на него внуков, и пошел вместе с Ципорой к походному лагерю евреев. Издалека были видны Облака Славы а-Шема, охраняющие евреев. Вокруг них стояли шатры вышедших вместе с евреями египетских рабов – эрэв рав. Они не были достаточно праведными, чтобы войти под Облака Славы. Тех, кто не был праведником, Облака выталкивали наружу.
– Как же мы войдем? – спросила Ципора.
Итро взял пергаментную бумагу и написал: «Я – Итро, твой тесть, и со мной Ципора – твоя жена, Гершом и Элиэйзер – твои сыновья. Мы стоим у Облаков Славы и ждем тебя, Моше». Он обернул письмо вокруг стрелы и послал ее в сторону Облака. И… Чудо! Облако поглотило стрелу!
Вскоре, вышел к Итро сам Моше. А с ним Аарон и его сыновья, семьдесят Старейшин и двенадцать глав колен. С почетом провели они Итро в походный лагерь. Сам Моше угощал тестя – папу своей жены.
Итро жил у Моше в лагере евреев. Моше рассказал ему обо всех чудесах, которые сделал евреям а-Шем. И Итро, знавший все замыслы Фараона, увидел, что каждое из наказаний, полученных египтянами было мерой за меру, как может наказать лишь а-Шем, знающий все поступки и мысли людей. Теперь я знаю, – сказал Итро, – что лишь а-Шему надо служить!
Вместе со всеми евреями Итро принял Тору у горы Синай. Он видел огонь и вид а-Шема среди огня. Весь мир притих и содрогнулся, когда а-Шем произнес Десять Речений. Мы видели слова а-Шема, исходящие из огня, и слышали красочные картины, данные нам Всевышним. Да, да! Видели звуки слов, и слышали краски картин! Ибо весь мир изменил свою привычную форму, когда а-Шем говорил с нами с горы Синай!!! И стало нам ясно, какое великое чудо – наш мир, сделанный Творцом из своей непостижимой духовной Сущности… И Итро стоял рядом с нами.
Наутро, Моше сел судить и разъяснять евреям заповеди а-Шема. Длинная очередь встала к Моше. Каждый хотел узнать ответ на свой вопрос.
Увидал это Итро, и сказал Моше: «Не вынесешь ты такого испытания, и народ твой не выстоит. Может быть, спросишь ты у а-Шема разрешения назначить себе помощников и судей, чтобы отвечали они на все простые вопросы, а к тебе отправляли бы лишь те, что не могут решить.»
Моше спросил у а-Шема, и а-Шем похвалил и одобрил совет Итро. А-Шем назвал именем Итро целую главу Своей Торы в заслугу за праведность и пользу, принесенную всему еврейскому народу.
После этого Итро вернулся в Мидьян, чтобы научить всех своих родных и близких служению а-Шему. Вся его семья стала служить Всевышнему, положив начало новому народу – кенийцам. Лишь один из нее – Балак – не захотел отказаться от служения идолам. Но о нем речь идет в другом месте. А Итро и его потомки получили во владение земли вокруг города Йрихо в Стране Израиля, где и жили в мире и достатке вместе с евреями.

Недельная глава Итро, ребе Исроэль

Недельная глава Итро. Ребе Исроэль рассказывает ребятам о том, как к Моше в пустыню пришел папа его жены, Итро – он захотел быть ближе к евреям. И как он, Итро, дал Моше очень мудрый совет.

Недельная глава Бэшалах для детей. Часть вторая.

Недельная глава Бэшалах.

Часть вторая. Начало здесь.

Яир и Мордехай обернулись назад и глаза их наполнились страхом… Прямо за ними по всей ширине пустыни, насколько видели глаза, мчались египетские колесницы! Впереди, сверкая драгоценными камнями, летела колесница самого Фараона. А над египетским воинством в небе появилась ужасная призрачная фигура – Сар Мицраим – ангел хранитель Египта! Он сам шел в бой вместе со всей египетской армией!!!
– Мойше! Куда же нам бежать?! Впереди море, позади Египет! Мы погибли!
Туча стрел из египетских луков поднялась над головами евреев. Но тут… Прямо между египтянами и евреями возник Облачный Столп. Стрелы, попадая в него, возвращались обратно. Прямо в тех, кто ими выстрелил!
– Именем а-Шема! Идите вперед! – сказал Моше.
Куда? В море?
Нахшон сын Аминодава – глава колена Йехуды – первым шагнул в воду. Вот вода дошла ему до колен. Вот уже до подбородка… Вот уже волна дотронулась до его носа… Вдруг! Расступились воды Красного моря! Сухая дорожка пролегла посреди застывших вод! Вперед!
Евреи вошли в проходы. Каждое колено – в свой проход. За тонкой, но несокрушимой прозрачной стеной резвились морские рыбы.
– Мама, я пить хочу! – захныкал малыш Диди.
И в тот же миг из стены полилась чистая и сладкая струйка воды. Все дети побежали попробовать. И каждому из них потек свой ручеек питьевой воды.
– Папа мой Небесный! – обратилась к а-Шему Мирале, – Можно ли мне попробовать яблоко? Я видела, как египтяне кушают яблоки, но никогда еще не пробовала. Наверное, это очень вкусно!
И, не успела она договорить, как рядом выросло прекрасное дерево со спелыми яблоками!
– Благословен, Ты – а-Шем, Господь наш, Царь всего мира, создающий плоды дерева!
И дети стали кушать яблоки.

Всю ночь египтяне пытались приблизиться к евреям. Они погоняли и погоняли своих коней. Казалось, что евреи совсем близко… Вон там – за Огненным Столпом! Но лошади все бежали и бежали за евреями, но не приближались к ним ничуть.
Наступило утро. Огненный Столп сменился Облачным Столпом. Дул сильный ветер. Египтяне увидели, как разверзлось перед евреями море, и евреи вошли в проходы посреди вод…
– Ерунда! Это просто от ветра! – сказал Фараон, – Сейчас мы догоним этих рабов! Никуда они от нас не уйдут!
И вся египетская армия бросилась в проходы следом за евреями. Ехать в колесницах оказалось очень неудобно. За Облачным Столпом, шедшим позади евреев, оставалась глубокая жидкая грязь, в которой египетские кони с трудом передвигали ноги. Все глубже и глубже в море вели проходы. Вот уже последний египетский воин вошел между водяных стен. Вот он уже не видит входа… Вдруг! Облачный Столп сменился Огненным! Вся грязь сразу закипела и забулькала. Колеса египетских боевых колесниц отвалились от жара. Кони начали прыгать из стороны в сторону, подскакивать вверх. Египтяне попадали друг на дружку в тесных железных коробках колесниц. Их бросало от стенки к стенке, подкидывало к потолку… Раздались крики боли и ругань.
– Ай-ай! – закричал могучий Торгул – командир тысячи копьеносцев, ударившийся носом о собственный щит, – Ой-ёй-ёй! Я вспомнил!
– Что ты вспомнил? – проплакал его помощник, потирая три огромные шишки, выросшие у него на голове от ударов об стенки.
– Я вспомнил, как мы бросали в воду на съедение крокодилам еврейских детишек! Фараон тогда обещал нам, что мы не получим наказания за это… Ему объяснил его советник Билам, что а-Шем всегда наказывает мера за меру. А Потоп а-Шем уже обещал не насылать на землю… Значит, объяснял Фараону Билам, если мы будем убивать евреев водой, то а-Шем не сможет нас наказать!
– Правильно! Но почему ты вспомнил об этом сейчас?
– Посмотри направо и налево! – ответил Торгул, и из глаз его полились слезы.
Справа и слева над египтянами возвышались стены воды до самого неба!!!
– Ай! – завизжал помощник Торгула, – Сейчас мы будем тонуть! Не хочу-у-у!!! Хочу домо-о-ой!
И он стал дергать за вожжи, чтобы повернуть коней обратно в Египет. Кони не слушались, они прыгали в горячей грязи. Наконец удалось повернуть их и египтяне поспешили назад…
Огромная волна катилась им навстречу! Проход закрылся и море возвращалось на свое место… Страшная волна ударила египтян, подкинула их высоко вверх и сбросила вниз с огромной высоты! Снова подкинула, и снова сбросила… Египтяне кричали и плакали. Море бросало их из стороны в сторону, они захлебывались соленой водой. Медленно и больно один за другим египтяне тонули в Красном море. Мера за меру! То, что они хотели сделать еврейским детишкам – теперь а-Шем сделал с ними…

Евреи вышли из морских проходов на сушу, и волны сомкнулись за их спинами…
– А где же египтяне? – спросил Яир.
– Я очень боюсь! – ответил Мордехай, – А вдруг египтяне вышли из моря в другом месте, и теперь опять набросятся на нас?!
Большая волна накатилась на берег… А когда она ушла обратно в море, то все увидели, что на берегу остались разломанные колесницы и мертвые египтяне. Много-много!
– Смотрите! Это же злодей Торгул, который бросал наших деток в воду! Слава Б-огу, что а-Шем спас малышей из воды и от голодных крокодилов! А теперь Торгул сам утонул! Так ему и надо! А какая-то рыбка успела откусить ему нос!!!
– Смотрите, смотрите! Какие драгоценные одежды на мертвых египтянах! А какие украшения из золота и самоцветов на их конях! А вон там лежит на боку и без колес золотая колесница Фараона!
– Пойдемте скорее собирать драгоценности!
А-Шем заплатил евреям за все годы рабства в Египте! Он, благословенно Имя Его, исполнил обещание, данное Аврааму во время заключения Союза меж рассеченными половиками жертвенных животных:
Бэрешит  15: 13. И сказал Он Авраму: Знай же, знай, что чужаками будет потомство твое на земле, не им принадлежащей, и будут порабощать их и угнетать их, четыреста лет. 14. И также народ, у которого в порабощении будут, судить буду я, а затем они выйдут с большим имуществом.

Недельная глава Бэшалах для детей. Часть первая

Недельная глава Бэшалах.

Огромная стена, окружающая Египет содрогнулась… Все идолы с жалобным хрустом развалились на куски и упали со своих мест… Железные ворота с тяжелым грохотом разбились, рухнув на землю… Стражники не стояли в воротах – они были заняты похоронами своих первенцев… Тысячи тысяч рабов бесконечным людским потоком уходили из Египта вместе с евреями! Впереди них, сметая все преграды шел Огненный Столп. Высоко-высоко в небо уходил он своей вершиной. Весь Египет видел его. Но ни одна собака не посмела загавкать на уходящих евреев. Бывших рабов, а теперь – свободных людей! А-Шем выводил Свой народ из рабства.
Все евреи были одеты в праздничные одежды, отданные им египтянами. На женщинах и девочках сияли драгоценными камнями украшения. Египтяне были готовы отдать все, только бы евреи ушли поскорее! Только бы не умереть! Огромные стада овец, коз, коров уходили вместе с евреями. Их евреи принесут в жертву а-Шему… Из глаз египтян катились слезы. Ведь еще вчера они ложились лицом на землю перед овцами и коровами, молились им, как богам! А этой ночью евреи зарезали и скушали богов египтян! Нет у египтян больше никакой надежды!!!
Двести с лишним лет египтяне издевались над евреями. Заставляли их таскать камни, месить глину, сидеть не двигаясь с лампой на голове, пока египтянин кушает и пьет, собирать грязь за египтянами… Били евреев. И даже убивали их! И вот настало время расплаты… Время получать наказание за злодейство.
Нафтухас и Патрусис тихонечко подошли к уходящим и смешались с бывшими рабами, с эрэв рав. У них был особый приказ Фараона идти вместе с евреями и следить за ними, чтобы евреи не ушли насовсем. Пусть принесут жертвы своему а-Шему, и сразу же возвращаются назад! Если через три дня евреи не повернут назад, то Фараон обещал убить их всех… Фараон страшен в гневе! У египтян самая сильная армия в мире! Правда, этой ночью Фараон бегал в ночной рубашке по улицам и искал Моше и Аарона, чтобы просить их поскорее забирать всех евреев их Египта… Он плакал и кричал таким голосом, что слышно было по всему Египту… «Ай-яй-яй! Я же тоже первенец! Я не хочу умирать! Моше! Арон! Где же вы? Я согласен на все, что вы скажете! Только поскорее уходите!!!» А все евреи смеялись над ним, бросались в него очистками от картошки и плевались шелухой от орешков… Они показывали ему налево, направо, назад и вперед, а некоторые одновременно в разные стороны! И нигде Фараон не мог найти Моше и Аарона…
И вот, евреи наконец-то вышли из Египта. Куда же они идут? В пустыню. Там, где море оставило узкий проход , ведущий в Кнаан, возвышалось огромное каменное чудовище. Морда у него была человечья, тело львиное, а на спине орлиные крылья. Это же Бааль Цафон – Властелин Севера – самый большой идол Египта! Неужели он уцелел? Ни одной трещинки не видно на каменном исполине! На его морде злобно щурятся чудовищные глаза. Их взгляд наводил невыносимый страх на любого, кто пытался выйти из Египта или войти без разрешения Фараона. Люди падали, забывали куда идут, начинали ходить кругами, плакали и мучились от каменного взгляда Властелина Севера. Что же будут делать евреи?
Евреи подошли к Властелину Севера и остановились… Потом медленно пошли назад… Некоторые из них плакали и спрашивали:«Неужели мы возвращаемся в Египет?». Снова вернулись к огромному идолу, и снова пошли назад…
– Ураааа!!! – закричал Патрусис, – Властелин Севера сильнее, чем а-Шем этих евреев! Они не могут пройти! Они ходят кругами!
– Надо скорее рассказать Фараону! – ответил Нафтухас, подпрыгивая на одной ножке от радости, – Мы догоним евреев на наших боевых колесницах! Мы будем рубить их нашими мечами! Топтать нашими прекрасными конями! Мы захватим огромную добычу!
Шпионы Фараона поспешили в Египет с важными вестями.
Выслушав их, Фараон вскочил ногами на свой драгоценный трон. Он начал танцевать, подпрыгивая и хлопая себя кулаками по груди.
– Подайте мой меч! Мою корону! Мою самую дорогую колесницу! Наденьте ожерелье из бриллиантов на моего самого быстрого и сильного коня! Побольше золота! Побольше серебра и драгоценностей! Война – это праздник для египтян! Эй, воины! Ваш Фараон первым поедет рубить евреев! За мной, за вашим Фараоном! Мы поделим добычу поровну! Я не стану брать себе большую царскую долю!
Все египтяне бросились в погоню за сбежавшими рабами…

Продолжение здесь.