17 тамуза

17 тамуза

17 ТАМУЗА.

Этот день должен был стать великим праздником. В этот день с горы Синай спустился учитель наш Моше, держа в руках Скрижали Завета. Великая святость окружала его, неземной духовный свет исходил от букв Десяти Речений, несущих огромные камни Скрижалей, сделанные из драгоценного сапфира! Да-да! Не Моше нес Скрижали – он лишь почтительно положил свои руки под них, как делает человек, несущий что-то бесценно дорогое. И не Скрижали несли в себе буквы… Но, БУКВЫ – святые буквы а-Шема – несли огромные тяжелые Скрижали так, что Моше не чувствовал их веса!!! Слова а-Шема, которые Он, благословенно Имя Его, произнес перед всем еврейским народом с горы Синай, жили собственной жизнью в буквах Скрижалей.

Йеошуа – ученик Моше – сорок дней ждал его у подножия горы, не возвращаясь в лагерь. Чтобы не пропустить ни одного слова своего учителя и рава. Чтобы сразу же, как только Моше спустится с горы, начать учиться тем великим и мудрым заповедям, которые Моше получил от а-Шема на вершине горы Синай. Он не смел преступить ограды, за которую а-Шем допустил лишь Моше, но не смыкал глаз, ожидая возвращения своего рава. Как же он был счастлив, когда увидел Моше, несущего Скрижали, сверкающие неземным сиянием!

Два праведника встретились и вместе пошли в ту сторону, где виднелись бесчисленные шатры лагеря, в котором ждал возвращения Моше весь еврейский народ. До их слуха донесся шум из лагеря. Безудержное веселье, выкрики и звук музыкальных инструментов, игравших все вместе и не в лад.

- Что это за шум? – удивился Йеошуа, – Уж не случилось ли какой беды? Не напали ли на нас враги?
- Нет! – ответил Моше, – Не слышу я ни радостных криков победителей, ни горестного плача побежденных… Слышу я голос беспорядка и позора!

Моше приблизился к стану и увидел эрев-рав вместе с евреями, пляшущих вокруг золотого изваяния тельца. «Это твой бог!» – кричали эрев-рав – «Вот, кто вывел тебя из Египта!»
И некоторые евреи кивали головами в знак согласия. Другие евреи рыдали от горя, не веря, что за такое страшное преступление, как идолопоклонство, а-Шем может когда-нибудь простить Свой народ. А третьи стояли молча, не зная, что делать и как себя повести…

Когда Моше приблизился к тельцу, святые буквы Скрижалей вздрогнули от отвращения и взлетели со скрижалей, как стая птиц, торопясь вернуться к а-Шему в Его полные святости Выси! И сразу скрижали обрели свой истинный вес. Страшная тяжесть обрушилась на руки Моше! Он не смог удержать опустевшие Скрижали с пустыми дырками на месте букв… Огромные сапфировые камни рухнули на землю из рук Моше и разбились!!! Великий праздник превратился в день горя и отчаяния…

Моше призвал к себе праведников и наказал злодеев. Он молился и вымолил у а-Шема прощение еврейскому народу и новые Скрижали. Но память о тяжком грехе 17-го Тамуза осталась в мире. В этот тяжкий день не раз происходили горестные для евреев события.

Прошло много лет. Евреи давно уже жили в Эрец Исроэль – на своей земле. И лишь дурные поступки некоторых из них напомнили о старых грехах и привели наказание Небес на нашу Святую Землю. Когда касдийцы осадили Иерусалим, чтобы захватить его, не было у них сил, пока в Храме приносили жертвы а-Шему. Каждый день утром и вечером коэны возносили на жертвенник барашка. И эта заслуга позволяла евреям отбивать все попытки вавилонян проникнуть в город. Но вот закончились все барашки, запасенные для Храма. И тогда коэны предложили врагам огромную корзину золота в обмен на двух маленьких барашков. Зло засмеялись иноземцы, подумав, будто от голода предлагают евреи им такую высокую цену всего лишь за двух барашков. И согласились. Каждый день со стены спускалась на крепкой веревке огромная корзина с золотом. Касдийцы забирали золото, а вместо него клали в корзину двух барашков. И не могли они захватить Иерусалим! Но вот наступил горестный день 17-го Тамуза… Как и прежде спустилась со стены корзина с золотом. Но что же положили в нее вавилоняне, забрав это золото? Вместо кошерных барашков они запихали в корзину другое животное. Некошерное! «Хрю-хрю!» – сказало оно, когда корзина стала медленно подниматься наверх!!! И оно подняло свои грязные копытца и дотронулось до стены святого города Иерусалима… Вся Земля Израиля содрогнулась и сотряслась от этого ужасного прикосновения!!! И обрушилась стена… С криками радости ворвались в Иерусалим через этот пролом злые вавилонские воины. Они рубили всех вокруг и рвались в Храм. И не было больше корбанот в Храме, чтобы спасти евреев от поражения и гибели…

Прошли столетия… Евреи вернулись в свою страну и отстроили новый  Храм – Второй. Но не было среди нас единства. Многие научились за время галута (рассеяния) дурному поведению от народов, среди которых жили. Не уважали друг друга, ссорились по пустякам и не хотели прощать друг другу мелкие обиды. Это называется «синат хинам» – беспричинная ненависть. И за этот грех вновь пришли враги с войной на Иерусалим. На сей раз, это были римляне под руководством злодея Титуса. И повторилось бедствие, как во времена вавилонского нашествия. В тот же день – 17-го Тамуза были проломлены стены Иерусалима и римляне ворвались в город, чтобы вскоре – 9-го Ава разрушить Второй Храм.

Еще одно бедствие связано с владычеством римлян на нашей земле. И оно тоже выпало на горестный день 17-го Тамуза. В этот день злодей Апостумус совершил страшную вещь – он сжег свиток святой Торы в огне!

А во времена правления царя-отступника Менаше, в тот же день 17  Тамуза, в Храм был внесен идол…

Пять великих бедствий постигли нас в горестную дату. Запомните их! 17-го Тамуза были:
1. Разбиты Скрижали Завета.
2. Прекратились приношения в Храме во времена Первого Храма.
3. Были дважды разрушены стены Иерусалима – при Первом и Втором Храмах.
4. Злодей Апостумус сжег Тору.
5. Был внесен идол в Храм.

В этот день мы постимся и раскаиваемся в наших грехах. Мы не едим и не пьем весь день – от рассвета до заката. В этот день мы читаем в синагоге особые молитвы – «Слихот» – просьбы о прощении. С этого дня начинаются траурные дни наших бедствий – «бейн а-мецарим». Они длятся до 9-го Ава, когда были разрушены оба Храма – Первый Храм и, через несколько сот лет, Второй Храм.

В траурные дни между 17-м Тамуза и 9-м Ава мы соблюдаем ряд запретов, принятых всем народом по решению мудрецов.
1. Мы не принимаем теплые или холодные ванны ради наслаждения, но лишь можем смыть с себя грязь и пот.
2. Мы не пользуемся ароматными шампунями и мылом с приятным запахом, но лишь самым простым – только чтобы смыть грязь.
3. Мы не ходим плавать на море, речку или в бассейн.
Но главным законом этих дней остается раскаяние каждого в своих грехах. Чтобы приблизить тот великий день, когда все наши прегрешения будут искуплены и прощены, Храм будет отстроен, а дни траура превратятся в праздники. Да свершится это поскорее в наши дни!

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ